Актуальность проблемы очевидна, цветочный рынок падает, межотраслевая конкуренция растет. То есть людям проще и понятнее купить какой-то прикладной подарок, например, ювелирные украшения, чем хорошую композицию из цветов. А хорошие цветы стоят дорого.

Рекламой же именно в этой отрасли более-менее профессионально занимается только одно предприятие – «Цветы у Яблоньки», именно поэтому у них дела как-то идут, и есть надежда, что неплохо. Остальные по привычке продолжают пытаться играть ценами и продавать по старинке. Казалось бы, остальным и имеет смыл объединиться, и сделать качественную рекламную кампанию, типа: «Подари цветы любимой». До реализации дело не дошло, Витя уехал в Москву, а я не очень верю в объединение предпринимателей. То есть проблему вижу, в идею верю, а в реальность реализации не очень.

Тем не менее, такой отраслевой пиар нужен практически каждой отрасли. Прежде всего, с точки зрения формирования культуры потребления, и как следствие, формирования или увеличения спроса на те или иные товары и услуги. Более того, я уверен, что общий пиар нужен в целом бизнесу, как классу. Образ нашего бизнесмена не идеален в глазах общественного мнения. Конечно, не такой, как был во времена становления советской власти, не раскулачивают пока, но все равно имидж бизнесмена, мягко говоря, подгулял.

Достаточно посмотреть фильмы, почитать газеты, особенно желтые. Очевидно, что треш продается лучше, и кому интересен положительный бизнесмен, который сам заработал денег и теперь помогает детям или церкви жертвует. Гораздо интереснее образ такого жлоба, который награбил, теперь жирует, ну и иногда делает вид, что помогает неимущим, грехи замаливает. И самое смешное, что деньги на те самые фильмы и газеты дают, как правило, те самые бизнесмены. Очень недальновидно с их стороны.

По пальцам можно пересчитать информационные носители, которые помогают формировать положительный образ этой социальной группы и делают это системно. Ну, или как минимум, освещают тему объективно, непредвзято. Конечно же, СМИ, к которым я имею отношение, как раз входят в эту группу. Я не специально, просто так получилось, что я знаю очень много именно бизнесменов, которые притом, что умеют зарабатывать деньги и делать это честно, являются также замечательными людьми. И мне, между прочим, не платят за это. Я за правду, я за справедливость.

Не знаю, возьмут ли бизнесмены себя в руки и станут ли создавать или поддерживать бизнес СМИ, причем речь идет не о десятине, и даже не о проценте. Речь идет о десятых или сотых долях процента. Или будут сидеть и ждать пока придут их национализировать. Надеюсь, что все-таки первое.

Чиновники уже успели воспитать классовую ненависть со стороны всего остального общества, всех слоев, включая бизнесменов. А между тем и среди чиновников есть хорошие люди, честные, трудолюбивые и работоспособные.

Но еще хуже дела обстоят у социальной группы − чиновники. Во-первых, глобально изменилось общественное мнение. И если раньше было хоть какое-то доверие со стороны населения, то теперь все. Чиновник и, мягко говоря, нехороший человек, почти всегда между ними знак равенства. Чиновники уже успели воспитать классовую ненависть со стороны всего остального общества, всех слоев, включая бизнесменов. А между тем и среди чиновников есть хорошие люди, честные, трудолюбивые и работоспособные. Их может быть не так много, как хотелось, наверняка не так много, но их больше одного.

Почему так происходит? Почему чиновники не занимаются собственным пиаром? Есть все для этого, пусть небольшие, но все же бюджеты, а главное, административный ресурс. И есть специально обученные люди, если не около каждого чиновника, то почти в каждом структурном подразделении. Проблем несколько. Первая − нежелание чиновника уделять внимание собственному пиару. Типа, а зачем, я же честный, и работаю много. Это да, но кто об этом знает? Вторая − профессиональный уровень PR-специалистов. Я не об образовании, а скорее о желании работать, даже о желании достигать результата. Работают там много, но в чем эта работа заключается? Часто в ограждении своих подопечных от злобных СМИ, в составлении пресс-релизов, которые никто не читает, и рассылки их в СМИ, которые никому не интересны. И их не волнует количество упоминаний, статистика, обратная связь. Они же много работают. Тут главное не сколько, а как.

Каждый раз как я прохожу все круги ада, согласовывая материал с помощниками, пиарщиками, помощниками пиарщиков и членами семьи, я думаю: оно мне надо?

Я не очень люблю работать с государственными учреждениями. Все просто, наши СМИ − коммерческие, читателям последнее время не очень интересно читать про чиновников, если это не скандал. А скандалы я не люблю. Чтобы читателю стало интересно, мы вместе с героем должны много работать. Дело не в деньгах, я готов работать. Но каждый раз как я прохожу все круги ада, согласовывая материал с помощниками, пиарщиками, помощниками пиарщиков и членами семьи, я думаю: оно мне надо? Я за это время отпишу два журнала с другими не менее интересными героями, кстати, может быть, даже более интересными для читателей. Я не вижу заинтересованности, более того, иногда я вижу даже такое пренебрежение: «Ты кто такой, чтобы мы давали тебе интервью?». Я − никто, но меня читают, смотрят и верят. И я пойду дальше, в конечном итоге перестану стучаться в закрытые двери, и другие тоже пройдут мимо. Результат − слащавые, лживые материалы СМИ, которые полностью зависят от бюджета. И злобные, но тоже лживые, от СМИ, которые хотят, чтобы их считали независимыми. А читатель, который не верит в лесть и устал от скандалов, перестает воспринимать информацию об этой социальной группе адекватно.

Хотя есть и исключения. Например, я сразу и безоговорочно захотел работать с Горсоветом. Как там все прозрачно и гостеприимно: заходи, снимай, пиши, публикуй. И я планирую в новом году системно освещать работу Горсовета и его представителей (депутатов). Достаточно легко попасть в здание правительства Омской области, и я также планирую плотнее поработать с руководством области и предоставить им возможность высказывать свою точку зрения: напрямую читателю и зрителю. Цензуры у нас нет. Но я также обращаюсь к PR-специалистам чиновников всех уровней, − пишите, звоните, присылайте материалы. И мы опубликуем их. При условии, что сами поверим в то, что там написано

Поделиться: