Я – нет. Я долго жил в Москве и у меня было много друзей, и людей, которые считали себя моими друзьями. И людей, которых я считал своими друзьями. Другое дело, что для реализации этой самой дружбы в Москве намного меньше возможностей.

У нас дружба это: возможность позвонить другу, когда у тебя не заводится машина, помощь друга на машине по забору жены из роддома, доставка перфоратора в гараж дедушке друга, совместная разгрузка машины с навозом на даче у родителей друга, с совместным же распитием спиртных напитков после того как.

У нас дружба – разговоры по ночам во дворе дома, устройство на работу детей друг для друга, бесплатная помощь при поступление в ВУЗ отпрысков своих одноклассников.

В Москве все тоже самое, только реже, и только почти всегда за деньги. Позвонив другу и попросив его «подкурить» вашу машину, вы с большей степенью вероятности получите номер телефона самого дешевого эвакуатора. И телефон «тех самых» ландшафтных дизайнеров для помощи на даче. Разговоры во дворе там возможны в подростковом возрасте, а устройство в институт – опция платная. Но конечно вы можете рассчитывать на дружескую скидку.

Просто Москва развивается быстрее, намного быстрее, чем вся остальная страна. И в других местах, начинают закрывать двери, укреплять вход и перестают узнавать соседей. Это естественно.

Но я прожил долго в столице и вокруг меня всегда было много людей. Были и коренные москвичи. И так скажу — хорошие они люди. Замечательные и гостеприимные. Просто немного уставшие от гостей. К слову первые несколько месяцев после приезда в Москву мне помогали акклиматизироваться именно москвичи. Семейная пара. Мы потом дружили много лет, дружили бы и сейчас, будь я там, наверное.

И были у нас свои традиции. И помогали мы друг другу. И наши дети росли у нас на глазах и то же дружили. И эти воспоминания дают мне жить дальше, я помню все хорошее. И почти все плохое. И я помню, что поровну у меня было и того, и другого от людей там. И устал я жить поровну, устал биться каждый день и почти каждую ночь. Без выходных, без отпуска. Устал срываться и ехать за сто километров ночью, потому что на складе резвятся «оборотни в погонах». Устал решать проблемы по телефону из Хитроу. Я за подарками прилетел в Лондон, подарки хотел купить всем на Новый Год. Но ОБЭП об этом не знал и арестовал таки товар. И когда вывозы меня в леса, постоянные решания каких-нибудь вопросов и маски-шоу стали перевешивать праздники молодого вина, поездки в Милан на выходные и лето в своей квартире в Юрмале — я оказался здесь.

Здесь я на курорте. И несмотря на частое непонимание окуржающих, неадекватность оплаты моего труда и моей квалификации, здесь есть самое главное – друзья.

И здесь я отогреваюсь. Здесь я на курорте. И несмотря на частое непонимание окуржающих, неадекватность оплаты моего труда и моей квалификации, здесь есть самое главное – друзья. Люди, которые меня окружают и которые понимают что такое дружба. Люди которые умеют ценить и давать взамен, пусть не столько, пусть не тогда, пусть даже не то. Не это главное. Главное – хотеть сделать что-то для меня, помочь мне хоть как-то. Словом, делом, пользой, лаской. Для меня это главное.

И теперь я смотрю на них, на моих друзей, и я понимаю, что это они все делают, не я. Это они пишут, снимают, меняют. И я понимаю, что в какой то момент, они начинают стесняться попросить что-то у меня еще, обратиться ко мне лишний раз. И меня это гнетет , и мне от этого почему-то стыдно. И я вам говорю — друзья мои, не переживайте, обращайтесь, да я занят, да я работаю круглосуточно, но кто если не друг вам поможет. Кто если не я. И не беспокойтесь ни о чем, если я не смогу вдруг помочь, по уважительной причине кончено, я так и скажу. И вы поймете. И вы простите. Потому что вы настоящие.

Поделиться: