А проблемы есть, и они большие. В первую очередь, из-за проходимцев, нечестных людей, которые проникают во все сферы жизнедеятельности, и благотворительность не исключение. Обратите внимание, сколько молодых и не очень людей, волонтеров или похожих на них, ходит по улицам с прозрачными копилками. Сколько таких копилок установлено в торговых центрах, фитнес-клубах и так далее. Я половины названий фондов этих не знаю. А я, как говорят, «в материале», что уж говорить о людях несведущих.

Проблема большого количества некоммерческих общественных организаций (НКО) и благотворительных фондов, к сожалению, никак не может перерасти в качество. Причем я искренне верю, что большинство всех этих организаций открывают люди, которые руководствуются, прежде всего, благими мотивами. Не корысти ради. Но есть и мошенники, их мало, а есть такие люди, которые занимаются благотворительностью ради собственного пиара.

Это самое страшное. Они не воруют деньги, по-крупному во всяком случае. Они фотографируются, позируют, делают все, чтобы окружающие заметили, какие они добрые, какие красивые. Проблема в том, что таких людей, как правило, надолго не хватает. Отсюда такое количество «брошенных» или «полуживых» фондов. Отсюда нарастающие недоверие и со стороны спонсоров, и со стороны частных лиц. А в результате страдают люди, которым так нужна помощь.

Как отфильтровать, как отделить тех от не тех?Люди, обычные люди, они устали думать, да они и не должны думать. И теперь «особо добрые» просто жертвуют первому попавшемуся, руководствуясь мотивом, что хоть что-то да дойдет до нуждающегося. А не очень добрые не жертвуют никому, потому что «все равно, все украдут». И они имеют на это право.

И получается, что наш добрый по сути своей народ, народ который привык подавать и жертвовать, лишается такой возможности. И это плохо.

«Особо добрые» просто жертвуют первому попавшемуся, руководствуясь мотивом, что хоть что-то да дойдет до нуждающегося. А не очень добрые не жертвуют никому, потому что «все равно, все украдут».

А выхода я не вижу. То есть я знаю, что делать мне. Я сотрудничаю только с теми, кого знаю давно, много лет, и кому верю безусловно. Это Татьяна Синюгина – фонд «Дитя Вселенной». Но она, несмотря на мои неоднократные просьбы, не участвует в акциях по сбору денег, она вообще никогда не просит. Не потому что ждет, что ей принесут сами. Нет, она видит другую цель, другую миссию. Она привлекает внимание общественности, причем на самом высоком уровне, она как бы лоббирует глобальные изменения. И я вижу, что у нее получается. Есть Женя Левашов (НФСИ), и он знает много порядочных социальных предпринимателей. Слышал много хорошего про фонд «Радуга», но лично не знаком с ними.

Да, наверняка есть много правильных фондов. И непорядочных тоже хватает. Но пока я не могу взять такую ответственность на себя, не могу сказать: «Вот эти воруют у детей». Может быть, сказать-то и могу, но написать − это слишком. Кто я такой? Совесть наша? Мерило порядочности? Я обычный человек. И вот организацию государственного контроля в сфере благотворительности, как ни странно, считаю положительным моментом. Скорее всего, эта мера защитит от мошенников. Но вряд ли защитит от дураков и непрофессионалов.

Поделиться: