Я в хоккей не играю и никогда не играл, потому что вырос на побережье Черного моря, где лед и зиму мы видели в лучшем случае один месяц в году. Когда нам с сестрой было по пять лет, родители оставили Сибирь и улетели искать счастье в теплые края, схватив нас в охапку. После большого количества переездов остановились в небольшом городке Скадовск, в Херсонской области.

Но любовь к хоккею у меня с детства.Я помню первые супер серии. Помню, однажды супер серия была в апреле, когда у нас на юге уже тепло, и мы собирались вместе, приносили на общую кухню самый большой телевизор, который только могли найти в общежитии. Это был такой своеобразный кинозал. В эти моменты детворе давали полную свободу, потому что все взрослые были увлечены хоккеем. Но потом и мы стали интересоваться игрой. Помню, как сидели с пацанами на полу перед телевизором. Когда подрос, отец всегда разрешал мне смотреть матчи, даже если они поздно начинались. Мама только бурчала, что уже поздно, а завтра в школу надо.

В году 92-м, когда приехал в Омск, я начал пристально смотреть за Авангардом. Из телевизионного хоккея попал в живой, и он меня так поразил, что, начиная с 93-го года, покупаю абонемент практически на каждый сезон. Исключением стал только прошлый год, когда я не стал брать абонемент по «политическим» соображениям. Потому что пришли какие-то невнятные люди руководить командой. Руководство над командой отдали случайному человеку, который два года убивал ее. Потом пришел какой-то тренер-шабашник, который абсолютно ничего не сделал для команды. Он просто стоял с красным лицом возле скамейки и наблюдал, как гробят клуб. В итоге не попали ни в плей-офф, никуда не попали.

Ну, я и «прошелся» по ситуации на страницах Гостевой. Это такой сайт, где общаются болельщики, а уж журналисты размотали по полной. Причем я в сердцах написал все, что накипело, да еще и в грубой форме. Имею право – потому что я живу хоккеем. Я прекрасно знаю, что Гостевую читают, это такой своеобразный рупор. Наша инициативная группа год долбила о возвращении старого тренера, который сейчас и руководит командой – Сумманена. Да, это человек с придурью, что называется, но человек болеющий, понимающий и знающий хоккей. А до него был полицейский какой-то, человек-амеба, который ничего не делал. До сих пор понять не могу как он туда попал. И вот мы на эту тему писали, писали, и в конченом итоге, мне кажется, что нас прочитали и сказали – ну ладно, будет вам тренер.

У нас третье пришествие человека, которого по всем канонам быть не должно. Это два драматических прихода в команду – финал, битва, проигрыш, не совсем понятно, не совсем честно. Третий раз этого человека не должно было быть, но он есть, и опять на хоккей ходит полный стадион. Несмотря на шикарные изменения в маркетинге, несмотря на то, что было сделано в прошлом году, изменение подачи и картинки хоккея, изменения в атрибутике, народа бы не было, без Сумманена. Потому что в конфетке обертка не главное. А сейчас есть и обертка, и содержимое. Опять ажиотаж и опять люди ходят.

Кроме Авангарда в городе ничего нет, потому что города нет, мы потихоньку умираем.

Город умирает. Это особенно видно тем, кто имеет возможность ездить в другие города вокруг Омска. Если вспомнить девяностые годы, то мы были как-то наравне с соседями. Екатеринбург, конечно, всегда был помощнее, но с Челябинском и Новосибирском мы были на одном уровне, а Тюмень вообще была столицей деревень, туда было страшно заезжать. Но посмотрите сейчас на Тюмень и на нас. И хоккей, это последнее, что у нас осталось. Это что-то яркое и неординарное, что нас выделяет из серости. Потому что гордиться можно и Драмтеатром, но это не явление российского масштаба. У нас порой определение омича идет именно по клубу: «А, Авангард! Да знаем».

Я помню, как на игре в Казани, я оказался единственным болельщиком из Омска.Я сидел на трибуне за скамейкой соперников, а командой руководил Плющев, личность тоже известная в хоккее и немного скандальная. И вот я сидел и во всю глотку орал за Авангард. И так получилось, что первые три шайбы, забитые в том мачте, забил наш Авангард. И если первые две шайбы болельщики соперников выдержали, то когда я вскочил с места после третьего гола, меня так аккуратно по плечу кто-то похлопал, я оборачиваюсь, а там здоровенный татарин стоит и говорит мне: «Слушай, ты чувства-то наши уважай». И я присел на место. А потом они счет сравняли, 3:3, и меня со всех сторон начали тискать – вот ты видишь, какие мы молодцы, видел, как мы вас. Но матч закончился вничью.

Поделиться: