Обувщик в третьем поколении Гагик Овсепян не похож на обувщика в нашем понимании. Он изящен, прекрасно и со вкусом одет и напоминает больше модного режиссера или художника. А он и есть художник – все, что выходит из-под его рук и рук его команды – произведение искусства. Думается, что если бы он попытался делать что-то в любом направлении, везде стал первым, лучшим. Это традиция в его семье. В соседнем Казахстане, в небольшом городе, откуда он родом, все знали его отца – сапожника, что называется, от бога. И дед был тоже знатным умельцем именно в этом ремесле. Будучи еще совсем ребенком, Гагик все свободное время проводил у отца в мастерской, впитывая, как губка, советы отца-мастера, и очень гордясь за те похвалы, которые произносили ему все клиенты.

Отец его, кстати, очень неплохо рисовал, но не относился к своему таланту серьезно, но, забирая сына из детского сада, обязательно покупал в киоске раскраску для отпрыска, которую маленький Гагик раскрашивал полностью за вечер. А на следующий день его ждала новая раскраска. А спустя немного времени, Гагику уже выдавались мудрым отцом-воспитателем кусочки кожи, иголка с ниткой и молоток с сапожными гвоздиками, с помощью которых маленький фантазер что-то творил, что-то придумывал и придуманное воплощал.

Выбор жизненного пути. В школьные годы посещение мастерской отца приняли осмысленный характер. Сперва Гагик просто помогал отцу в самых простых работах, а спустя время, стал проводить каникулы, не бегая, как все другие мальчишки во дворе, а в мастерской отца, выполняя уже хоть и небольшие, но существенные работы. Труд Гагика монетизировался – отец стал платить ему за работу, что для школьника, получающего собственные деньги на карманные расходы, стало серьезным стимулом. По окончанию школы, как бывает практически у всех, Гагик стоял на определенном жизненном распутье. Он очень неплохо рисовал и имел представление о правильности линии. Отец его учил — линия может быть кривая, но правильная, такая, чтобы взгляд скользил и ни за что не зацепился. Посему мама рекомендовала учиться на ювелира. Отец мудро молчал, а сам Гагик хотел стать, как мама, – шеф-поваром. Однажды, Гагик пришел на работу к своему отцу и услышал, как в очереди (да, в мастерскую его отца всегда стояла очередь и на ремонт, и на пошив) два солидных человека говорили друг другу, что обувь этого мастера гораздо лучше, чем финская и чешская – эталон обувного качества по советским меркам. В тот день Гагик и определился со своим делом жизни, решив стать модельером обуви.

От качества к искусству. Еще будучи маленьким, Гагик слышал от отца главное правило его жизни: «Прежде всего, учись делать хорошо. Быстро делать ты научишься потом. Если ты сразу научишься делать быстро, то потом хорошо ты не научишься». Правило принял без оговорок, и следует ему всегда, теперь уже передавая его как формулу жизни своим детям. А вот что удивительно, так это непринятие его отцом стремления Гагика к возведению сапожного ремесла в ранг искусства. Отец делал добротную, удобную и очень носкую обувь, а Гагика восхищали красота и стиль, и он хотел сам конструировать свои модели.

«Гагик, − говорил ему отец, – оставь ты эти “художества”, зачем на всякую ерунду время тратишь – ведь есть работа и так. Бери и шей». Это объяснимо – не было в советское время возможности достать красивую и разноцветную кожу, заказать уникальную фурнитуру. С переходом страны к рынку и появлению интернета, для мастера Гагика открылись необозримые горизонты. Сутками напролет он изучал тенденции моды, секреты мастерства и сырьевые предложения. Набрав знания и присоединив имеющийся опыт, умноженный на трудолюбие и работоспособность, Гагик решился открыть в нашем городе, где он уже жил к тому времени, первую мастерскую по ремонту и пошиву обуви. Было это в 2000-ом году. Основным направлением был пошив обуви, ремонт обуви брали (по пути) дабы оправдать аренду. Потом были еще две мастерские, но в расширение он решил не идти, так как страдало при этом качество – он просто был не в состоянии контролировать всех мастеров на трех точках. А качество и сервис – это был его козырь. В итоге, он оставил одну мастерскую и заявил о себе в элитных омских магазинах, торгующих дорогой обувью. Услуга оказалась очень востребованной, мастерских в городе много, но такой сервис, качество работы и материалов Гагик предложил первый. И по сей день салон «GAGIC» вне конкуренции. Люди доверяют обувь за десятки тысяч этому мастеру, зная, что обратились к профессионалу. Прознав про такого мастера, к Гагику, как и к его отцу, выстраивается очередь. Как и раньше, в этой очереди говорят о золотых руках мастера. В отличие от мастерской отца, в мастерскую Гагика везут туфли не только со всего города, но и из других городов. Главное, что удалось Гагику Овсепяну – это воплотить свою мечту в жизнь – он шьет удивительно красивую и стильную авторскую обувь, о которой мы обязательно расскажем, побывав у него на производстве.

Поделиться: