Игорь Диннер расскажет о том, как грамотный подход к профориентационной деятельности раскрывает в школьнике стороны, о которых зачастую даже сам школьник не подозревает, но которые могут помочь школьнику выбрать правильную профессию…

Один из проектов образовательного центра «Твой успех», который я возглавляю, называется «Летняя академия профориентации». Проходит только летом и ориентирован на школьников, нуждающихся в помощи по выбору профессии. Мы проводим его, как правило, в середине лета. В этом году данный проект пройдет в июле (точные даты будут известны в феврале) на базе детского лагеря «Юбилейный». Желающих принять участие в «Летней академии профориентации» очень много. В смену мы можем взять всего лишь 200-250 школьников. Программа выездная, с полным погружением в мир различных профессий. По своему содержанию направлена на то, чтобы ребенок после участия в нашем проекте получил четкие пошаговые инструкции: как ему выбирать профессию, как анализировать региональные вузы, как смотреть рынок труда, на что обращать внимание и так далее. Программа направлена на школьников 8-10 классов. Ребенок, побывавший у нас, увозит с собой четкий и понятный алгоритм действий в плане выбора профессий.

Все семь дней, которые длится программа, ребята проживают за городом. Мы раньше пробовали проводить такие мероприятия в городе, но эффект был не тот, что был нам нужен. В городе невозможно полностью погрузиться в тему. Программа состоит из нескольких модулей. Сначала расскажу про модуль профориентационный, а потом уже то, что связано с творчеством, развлечениями.

Профориентационный модуль − выглядит следующим образом: каждый день в первой половине дня ребята встречаются с представителями конкретных профессий. Представители профессий – это, как правило, лучшие сотрудники наших омских градообразующих предприятий, которые могут хорошо и успешно общаться со школьниками. Мы приглашаем очень много представителей разных профессий, потому что 200-250 человек мы делим в среднем на группы по 15-20 человек, это получается порядка 10-12 групп, с которыми эти спикеры общаются. Спикеры показывают, рассказывают, раскрывают нюансы, тонкости профессии. И получается, что если речь идет о профессии, связанной с программированием, то дети программируют на ноутбуках, сидят там чего-то выдумывают, придумывают. Если же эта профессия связана с расчетами экономическими − дети считают, вычисляют, кейсы решают, практические задачи разбирают, ну и так далее. То есть суть этого заключается в том, чтобы дать ребенку примерить эту профессию на себя, то есть «попробовать». Мы делим программу на три направления: это профессии социально-экономического профиля, технического и естественнонаучного, в том числе, все, что связаны с биотехнологиями, с медициной и все в этом роде. После того, как школьники в первой половине дня пробуют, примеряют на себя профессии, они начинают лучше понимать эти профессии, размышлять, у школьников появляются вопросы. В конце концов, школьники спрашивают: вот я профессию эту примерил, а теперь мне нужно понять – где я могу научиться этому? Кто меня может обучить этому ремеслу? И тут возникает вопрос выбора вуза.

Мы не ограничиваем школьников в выборе вузов, но приглашаем только представителей омских вузов, потому что я считаю, нужно как-то противостоять процессу миграции. Молодежь покидает Омск, а ведь в Омске, на мой взгляд, очень качественное и достойное образование. Так вот, на вторую часть этого профориентационного модуля мы приглашаем уже вузы. Разумеется, не все вузы, какие захотят, а только лучшие − производим, так сказать, отсев. У нас есть весьма жесткие требования к вузу и, если вуз им не соответствует или готовит свою презентацию в каком-то другом формате, − мы с ним просто не сотрудничаем. Вуз, встречаясь с детьми, также рассказывает о сути профессий, которые дети хотят получить, обучаясь у них в вузе, и в какой-то степени презентует свои учебные программы, демонстрирует свою уникальность или отличие от других вузов. В чем суть? Ну, например, чем отличаются политех и аграрный университет? Или ОмГУПС и ОмГУ? То есть дети должны понять, что в классическом университете и в отраслевом обучают разным профессиям.

Встречаясь с вузами, школьники получают более полное представление о том, что может ждать их после школы.

Вторая часть – это они понимают, где этому можно научиться. Им рассказали: этот вуз такой, мест бюджетных столько-то, ну и так далее. То есть школьники теперь знают, что востребовано, что модно, что популярно, где этому можно научиться, а теперь вопрос: как, например, соотнести профессию, которая мне понравилась, с местом учебы? Как мне понять, что нужен именно этот вуз, а не другой? Почему я пойду именно сюда обучаться этой профессии, а не сюда? И так далее – это следующий модуль, лично мои авторские тренинги. Проводя эти тренинги с участниками, мы как раз и приходим к более ясной картинке того, что хотим, куда хотим и как это сделать, чтобы получилось, как надо.

Мой тренинг как раз направлен на то, чтобы выдать ребятам-участникам пошаговую инструкцию, выработать четкое понимание цели и путей достижения этой цели. Тренинг длится несколько дней, проходит в несколько этапов. У нас есть чек-лист самых распространенных ошибок выбора профессий. Мы говорим о том, как понять свой потенциал. Мы обсуждаем тенденции в развитии профессий, потому что сегодня актуален один перечень профессий, а через три, четыре, пять, десять лет будет актуален совсем другой. Почему мы говорим через семь или десять лет? Арифметика простая: сегодняшнему десятикласснику нужно учиться еще два года в школе, плюс минимум четыре года в университете, то есть сегодняшнему десятикласснику важно понимать − какие профессии будут востребованы не сейчас, а через шесть лет, как минимум. То, что востребовано сегодня, не факт, что будет востребовано, когда сегодняшний десятиклассник шагнет во взрослую жизнь. Поэтому это тоже часть тренинга – составление прогнозов. Мы прогнозируем, думаем, размышляем. Дети постепенно начинают понимать. Ну и много такого интересного и дополнительного, того, что они понимают в ходе наших занятий. Я не буду раскрывать всех секретов тренинга, потому что сейчас много желающих, которые пытаются это проводить, и слишком велик уровень конкуренции. Правда, без научной базы, без теоретической и практической баз это будет сложно повторить, а я это делаю, сочетая все эти элементы, но факт остается фактом. Я работаю в классическом университете на кафедре «Экономики и социологии труда», преподаю дисциплины, связанные с профессиональным самоопределением, с выбором профессии, с организацией труда, с рынком труда, то есть имеется достаточный запас теоретических и практических знаний. Собственно, поэтому-то участники и родители участников считают наши программы качественными.

Сейчас много всяких «лже консультантов по выбору профессии»: узнай свою профессию по отпечатку пальцев, узнай свою профессию – введи дату рождения и имя мамы, и мы скажем, кем ты будешь работать − вариантов много. В интернете вообще много того, что ЛЖЕ. К сожалению, сейчас тему выбора профессии искажают, и у многих детей и их родителей − это я раскрываю секреты наших научных исследований, − вырабатывается некое отвращение к слову «профориентация». Потому что «профориентацию» исказили до безобразия. Когда школьнику говорят «профориентация», он сразу представляет себе кипы тестов, миллион вопросов, которые нужно решать и на которые нужно отвечать, чтобы в итоге получить ответ − ты, друг, будешь/должен работать пчеловодом. Представляете, да? 2017-ый год на дворе, а современный школьник, пройдя профориентационный тест, узнает, что он должен работать пчеловодом или кем-нибудь еще в том же духе. Естественно, возникает отторжение, поэтому содержание наших программ направлено все-таки на то, чтобы использовать современные методы профориентации. С детьми нужно говорить на современном, понятном им языке. Классические методики профориентации, безусловно, научно обоснованы и все хороши по-своему. Мы ни в коем случае не говорим, что они плохие и ими пользоваться нельзя, нет. Есть прошедшие проверку временем, признанные научным сообществом и так далее. Их надо использовать, но вопрос – в правильной интерпретации результатов таких тестов.

Можно сказать ребенку, что ребенок должен быть капитаном корабля, а можно сказать, что ребенку подходят все профессии или должности, связанные с лидерством, лидирующими позициями. Чувствуете разницу? Вот такие вот расхождения и пугают школьников и родителей.

К тому же, это создает эдакий отложенный эффект. На момент тестирования школьник может посчитать это глупостью какой-нибудь, но в голове эта глупость засядет надолго и, когда школьник будет стоять перед выбором профессии, это может смутить школьника и направить туда, где школьник будет не к месту. Профориентация должна быть многогранной. Со школьниками нужно работать грамотно, с разных сторон. Суть нашего проекта в том, чтобы, помимо тестов дать школьникам возможность попробовать себя в разных профессиях, пообщаться с представителями разных профессий, пройти разные тестовые методики. И есть консультации, где можно задать вопросы другим или подумать самому, то есть в итоге получается более правильная, более четкая, более понятная школьникам картинка. Это то, что мы называем профориентационным модулем.

Помимо групповых занятий и консультаций у нас есть возможность предоставить школьникам индивидуальные консультации. Есть возможность пообщаться, проконсультироваться индивидуально у профессионала. Эта процедура достаточно длительная, занимает около трех часов: ребенок работает с профконсультантом с целью самоопределения. Также летом на проекте мы разрабатываем для наших участников так называемые «персональные книги навыков». В эти книги собираются результаты всех пройденных участниками исследований. То есть каждый ребенок получает книгу своих персональных навыков, которую обсуждает потом дома с родителями.

Относительно проекта «летняя профориентация». Вот профориентационный модуль и все встречи и пробы профессий, исследования − это первая половина дня, которая ориентирована на обучение, на развитие навыков. Вторая половина дня несколько иная. Поскольку это происходит на летних каникулах, когда дети должны отдохнуть от учебы, мы озаботились и обеспечением детского досуга. В частности, у нас есть много всяческих программ и мероприятий, которые мы реализуем вместе со школьниками – это все, что связано с развлечением, с интеллектуальным и творческим развитием, Это тоже важно для раскрытия личности школьника, потому что на сцене школьник обретает возможность показать себя, избавиться от комплексов, поверить в свои силы. Действительно, за долгий период работы со школьниками мы убедились в том, что у современных подростков очень много комплексов, которые мешают им жить полной жизнью. Комплексы, связанные с боязнью сцены. Например, школьник выходит на сцену: ноги дрожат, подбородок трясется и все – забыл, что хотел сказать. Есть психологические комплексы, когда школьник не может общаться со сверстниками. Боится высказываться, размышлять и так далее. Как раз над преодолением этих комплексов мы и работаем во второй части дня.

Итогом всего, нашей семидневной смены, является театрализованная постановка, которую готовят сами школьники. Разумеется, под руководством опытных режиссеров, наставников. Эта театральная постановка потом показывается родным и близким школьников, которых мы приглашаем. Они с удовольствием приезжают и смотрят эффект – в начале смены школьник боялся выступать, микрофон в руки не брал, потому что у него сразу начиналась на него аллергия, имел проблемы с выбором профессии и вообще по жизни, которые беспокоили и его самого, и его непосредственное окружение. В конце же смены школьник преобразовался – комплексы превозмог, выступать научился, профессии попробовал, получил подробный инструктаж, узнал ответы на интересующие вопросы и все в таком роде. Словом, школьник изменился в лучшую сторону и родные, и близкие могут увидеть воочию эти кардинальные перемены. Поэтому много положительных отзывов, много благодарностей от родителей и от школьников. Правда, приятно, когда идешь где-нибудь по городу и встречаешь участников и, казалось бы, прошло уже немало времени, а они все еще помнят тебя, смотрят с благодарностью. Каждый из нас помнит, как выбирал профессию, как выбирал место учебы. Очень многие выбирают случайным образом − куда возьмут, туда и пойдут. Очень многие идут с кем-то за компанию. Наша программа призвана облегчить школьникам переход во взрослую жизнь. Это суть программы.

Кто реализует программу − тоже очень важно, потому что родители очень часто спрашивают: а кто работает с детьми? Кому мы доверяем своих детей? Это абсолютно нормальные вопросы. Функции профконсультанта, помогающего детям разрешить индивидуальные вопросы относительно профориентации, выполняет кандидат психологических наук, человек с определенной базой знаний. Но наш основной состав, основная команда, команда волонтеров и вожатых или, как мы их называем, тьюторов – это студенты, магистранты, а некоторые уже даже выпускники. То есть все ребята, которые имеют практический опыт работы со школьниками. Это очень важно – знать технологию работы со школьниками и уметь применить эту технологию на практике. Все тьюторы проходят обучение в нашей школе подготовки вожатых, потом проходят аттестацию в департаменте образования и только потом мы допускаем их к работе с детьми. Процесс долгий, сложный, но иначе никак − с детьми ведь работаем, а дети ошибок не прощают. Команда наших вожатых, которая реализует программу нашего проекта, называется «Хранители Детства». Это такое символичное название: вроде бы и с детством связано, и вроде бы охраняют детство, и в то же время помогают развиваться. В общем, такое патриотичное, чистое, понятное название. Каждый из вожатых четко знает, что от него требуется, что ему нужно сделать, какой должен быть конечный результат. Мы в начале смены обсуждаем цель проекта, чтобы все вожатые эту цель понимали, потому что, только понимая цель, можно направлять к этой цели школьников. Второй момент очень важный – почему это студенты именно ОмГУ им. Ф.М. Достоевского? Почему мы уделяем огромное время их подготовке? Дело в том, что отработать по технологии – это одно, а отработать с горящими глазами, с душой, транслировать на школьников правильные ценности − это совсем другое. То есть вожатый должен быть не просто вожатым, он должен быть неким философом, лидером в своем отряде, команде, группе школьников. Потому что если вожатый этого делать не будет, то смысл его нахождения там? Работать по технологии сможет каждый, а работать с душой, с горящими глазами – вот это дорогого стоит. И, действительно, родители наших участников отмечают, что ребенок еще неделю по возвращении домой рассказывает про то, какой классный вожатый у него был! Это же замечательно! Ребенок вдохновлен и воодушевлен, ведь он с вожатым и рассуждал, и философствовал, и цели определял, и на все-то вопросы вожатый смог ему ответить, все-то неясности вожатый смог ему объяснить. Понимаете, да? Вожатый должен быть личностью многогранной и всесторонне развитой. Какой еще плюс в том, что вожатые − это студенты, магистранты или выпускники? Именно в этом плюс и есть. Ведь каждого школьника интересует вопрос – «А что такое студенческая жизнь? А почему говорят, что студенчество – это золотые годы?». А вот поди и спроси – вот тебе вожатый, который сам еще недавно был студентом, а потому из первых уст может рассказать, что к чему. У школьника и у студента разница в возрасте не столь большая, как у школьника и у учителя, например. Здесь границы еще достаточно условные: школьник и студент говорят на одном, понятном обоим языке, им еще интересно друг с другом и школьник готов пойти за студентом, как за вожаком. Это действительно: «вожатый» от слова «вожак». То есть, школьник и студент лучше поймут друг друга, смогут говорить честно и откровенно, а этого дорогого стоит. Важно то, что мы не берем в вожатых кого-то со стороны. К нам часто приходят и говорят: «Ой, мы хотим работать у вас в центре вожатыми! Мы такие классные! Мы такие молодцы! Мы много чего знаем!». Я в таких случаях всегда отвечаю одно и то же: «Ребят, без проблем. Пройдите обучение, аттестацию, попрактикуйтесь, чтобы мы на вас посмотрели и оценили, насколько вы подходите для этой работы, и только потом вы, может быть, сможете стать вожатым». То есть система отбора – достаточно жесткая и иной раз даже те, кто полностью прошли обучение и аттестацию нами отметаются, потому что не имеют тех качеств, которые нужны вожатому.

Здесь ведь что еще важно? К нам ведь приезжают не те школьники, которых мы видим во дворах и в подворотнях, тайком стреляющими сигареты у случайных прохожих. Нет. Сюда приезжают ребята, которые чего-то хотят от жизни, у которых, может быть, еще нет особой цели, но которые хотят эту цель поставить. Такие ребята мотивированы, они четко понимают, что едут учиться. Чтобы было понятно, как происходит отбор, скажу следующее. Вот спрашивают: «А как вы отбираете на свои программы? Почему вот эти едут, а вот эти – нет?». А вы представьте, что вы школьник и вам говорят: «Есть классный проект, там все супер, интересно, круто. Хочешь на него попасть?» Какой ответ вы дадите? Конечно, утвердительный. Да и кто, собственно, откажется? И вот тогда вам говорят: «Только смотри – это будет летом, на каникулах. Нужно будет учиться каждый день. Это все в формате занятий проходит: семинары, мини-лекции и так далее. У тебя будут вожатые, которые будут ставить перед тобой задачи, и ты будешь вместе с группой, с командой идти к намеченной вожатым цели». Каким теперь будет ваш ответ? Напомню, вы − школьник. Так вот, отнюдь не каждый школьник скажет: «О, блин, классно! Я поеду!» Большинство скажет: «Да ну, летом, да еще и учиться! Что я − ботаник что ли? Я лучше буду во дворе шататься, сигареты курить в подворотне, но это будут мои каникулы». Вот поэтому-то к нам попадают не все, а только особо стойкие, не боящиеся трудностей.

Наш контингент − это школьники, которые чего-то хотят от жизни, у которых родители понимают, что надо вкладывать в ребенка сегодня, чтобы завтра из ребенка вышел толк. Я убежден и всем всегда об этом говорю: вложения в образование – это самое правильное, эффективное вложение. Если вложите в нечто материальное, например, в телефон, через год этот телефон может устареть, сломаться, потеряться, а вместе с ним пропадут и деньги, которые вы в этот телефон вложили. Но если вы вложите эти деньги в нечто нематериальное, например, в образование, это образование всегда будет с вами: и сейчас, и потом. Кроме того, впоследствии средства, вложенные в образовании, могут вернуться сторицей. Может, не сразу, но непременно вернутся. Разве это не здорово? К тому же у нас путевка стоит около 8 000 рублей, это дешевле любого более-менее нормального телефона, так почему бы не попробовать? Мы часто сравниваем наши расценки со стоимостью чего-то такого, на что люди привыкли тратиться. Это необходимо, ведь часто приходится отстаивать свою точку зрения. Кто-то говорит, что дорого, а кто-то, наоборот, − дешево. Это нормально, ведь мнения могут быть разные. Но я говорю – это всего лишь два-три похода в магазин. Я просто спрашивал у родителей, которые идут к нам, чтобы решить − отправлять к нам своего ребенка или не стоит: «А сколько вы в магазине денег, когда едете в Ленту, оставляете?» Большинство говорят, что где-то около 5000-6000 рублей. А здесь… Ну, понятно, о чем я говорю. В общем, вложение в образование, в развитие – это архиважно. Но не все это понимают и не всем дано это понять. Мы работаем с теми, кому дано это понять, кто хочет это понять, кто стремится к этому. Поэтому категория участников наших проектов – это люди, которые чего-то хотят.

Я еще раз повторю – у школьников, которые приезжают к нам, может и не быть цели. В конце концов, именно для того, чтобы эту цель сформулировать школьники к нам и приезжают. Цель, пути достижения этой цели, советы и рекомендации. Это важно. Например, если у нас один участник, учится в десятом классе. Имя называть не стану, чтобы не смущать парня, а расскажу суть. Этот парень приехал на проект тихим, скромным. Он всех стеснялся, на контакт выходил с трудом, не мог начать разговор. Как он говорит – все время чего-то стеснялся. Парень классно играет на гитаре, классно поет, но только дома, когда никто не видит. Как только мне стало об этом известно, я сразу понял, что нужно делать. И мы стали потихонечку включать этого парня в наши мероприятия. Скажешь ему − надо выступить, а он не может отказаться. Так потихонечку и начали избавлять парня от комплексов. Он уже четыре наших программы посетил, и его мама говорит, что не узнает своего сына, − вот насколько велика разница между тем, каким он был, и тем, каким он стал. Этот парень теперь не замолкает, постоянно что-то рассказывает, о чем-то рассуждает. Он говорит, что у них дома теперь традиция: они каждый раз собираются за ужином и подводят итоги дня. Эта традиция перекочевала к ним из нашего проекта. У нас каждый день проходит отрядный сбор, где происходит подведение итогов дня.

Все оценивают, чего сумел достичь за день сам, чего сумела достичь за день команда в целом, почему удалось достичь этих вершин, что надо делать дальше, чтобы достичь еще больших высот.

Стоит упомянуть о том, на какие средства живет и действует наш проект. Наша задача какая? Сделать наш проект максимально доступным. Когда полностью скалькулирована стоимость, мы начинаем искать спонсоров. Этим занимается основатель и научный руководитель нашего центра, депутат Законодательного собрания Омской области, доктор экономических наук, профессор Владимир Семенович Половинко. У нас уже сложился определенный круг омских предпринимателей, который нам помогает регулярно. Огромное им спасибо. Один из них – Виктор Васильевич Шкуренко. На протяжении шести лет он нам ни разу не отказал в помощи. Он каждый проект нам помогает. Безумно благодарны все – и школьники, и мы. И есть еще ряд хороших спонсоров, наших омских предпринимателей, который помогает проекту. Мы в этом плане открыты всегда. Чем больше желающих, как некоторые предприниматели говорят, «почистить карму», оказав помощь проекту, связанному с детьми, тем ниже будет стоимость путевки для конечного пользователя нашей услуги − родителя школьника. Потом мы начинаем искать дополнительные средства, призванные снизить стоимость путевки еще больше. Иногда базы отдыха, предоставляющие себя в распоряжение нашего проекта, идут нам навстречу и делают уступки, скидки, а иногда — нет. Все зависит от условий, времени года, и много чего еще. То, что не удается «скостить», мы распределяем между участниками. Словом, стоимость путевки отличается каждый раз, но уверяем, что мы делаем все возможное, чтобы платить пришлось как можно меньше. Мое мнение, как человека неравнодушного к проблеме детского самоопределения, таково: нужно, чтобы в Омске, как во многих других городах, подобные полезные для школьников вещи финансировались государственной, региональной властью. Так будет правильно. В конце концов, это некая социальная проблема, которая повисла над современными школьниками и которую нужно как-то решать. Мы знаем, как решать, но в силу объективных факторов не всем можем дать такую возможность, − все упирается в деньги. Всех интересует, сколько придется платить. Если бы какая-то помощь была со стороны региональной власти, то это было бы хорошо. По крайней мере, так происходит в других регионах. Так к нам на проект смогло бы приезжать гораздо больше участников, а значит, гораздо больше школьников смогло бы разрешить многие гнетущие их проблемы.

Рекламу о наших программах, проектах давать не на что, потому что мы не зарабатываем на этом, а по большому счету занимаемся альтруизмом. Иной раз даже свои деньги вкладываем. Поэтому наш самый главный источник информации – «сарафанное радио». Это отзывы наших прошлых участников, родителей участников и так далее. Кто-то узнал о нас, поучаствовал в нашем проекте, понял, что этот проект − хорошая вещь, и начал рассказывать друзьям о том, как было здорово. Потом кто-нибудь из этих друзей приедет к нам и когда-нибудь тоже начнет рассказывать о нас другим людям. Помимо «сарафанного радио» мы активно используем все, что бесплатно, в частности − социальные сети, а иногда встречи с родителями и детьми в школах. Жаль только, что не все школы охотно с нами взаимодействуют, дают нам возможность встретиться с родителями и с детьми. Звоним в школу и говорим: «Есть такой-то проект, у проекта есть такие-то цели, давайте мы расскажем об этом проекте школьникам и их родителям? Может, кто-нибудь поедет? Может, кто-то решит отказаться от новой пары кроссовок и решит вложиться в свое будущее?». А нам отвечают: «Ой, у нас родители и дети не могут такое себе позволить!». То есть ни с родителями, ни со школьниками эту тему не обсудили, а уже решили − за них решили! − что они могут себе позволить, а что нет. Возникает вопрос: это настолько директора школ заинтересованы в том, чтобы их подопечные хорошо устроились в жизни? Да, здесь без поддержки власти не обойтись. Это точно.

Почему такие барьеры возникают? Потому, что рынок недостаточно развит. Рынок, потребители – это школьники, это родители, это учителя. Мы говорим о том, что нужны другие технологии профориентации, мы говорим о профессиях будущего, о том, что нужно смотреть на профессии, которые будут востребованы через 7, через 10 лет. А рынок не понимает, о чем мы говорим. Рынок говорит: «Тесты же в интернете есть». Ребята, подождите, а вы там профессии будущего смотрите? Кроме того, надо же развивать не только профессиональные навыки, но и надпрофессиональные компетенции – коммуникация, лидерство, системное мышление и прочее – это нужно везде, где бы ты ни работал. Даже если ты − инженер, а я − секретарь, мы будем коммуницировать друг с другом и, чтобы от нашей коммуникации был толк, эта коммуникация должна быть выстроена с умом. На нашем проекте «Твой успех» мы этому и учим. Вот этого рынок и не может понять: «Чего вы нам тут такое рассказываете?». И в этом плане нужно развивать, поднимать рынок, развивать школьников, родителей, учителей. Этого можно добиться каким путем? Организацией регулярных встреч, мини-лекций. Мы готовы! Я сам лично готов ходить, выступать, рассказывать, просвещать народ. В силу научно-технического прогресса, у нас кардинальные изменения в профессиях происходят. Я на эту тему кандидатскую диссертацию пишу сейчас, поэтому знаю, о чем говорю. Если мы не будем рынок поднимать, то мы будем и дальше ограничиваться тестами в интернете, всякими ЛЖЕ профориентационными методиками. Ну вот как это можно? Это просто дурят людей.

Работая со школьниками, я понял, что современные школьники хотят меньше делать, но больше получать. Минимум усилий, максимум пользы. На этом-то и наживаются обманщики в интернете. Этот принцип транслируется на все: «Я не хочу ехать на какой-то проект, там что-то надо делать, что-то учить, я хочу пальчик на минуту приложить и получить ответ, так гораздо проще и меньше ответственности». И выдает программа, клишированный ответ − иди, Вася, в психологи! И Вася пойдет в психологи. Ему же программа сказала! Источник надежный, достоверный, ничего не скажешь. А потом на третьем курсе Вася и схватится за голову: «Блин! Да ведь я, оказывается, математик! Отчислюсь-ка я отсюда! И неважно, что мои родители платили три года за мое обучение на психолога. Пойду-ка лучше поучусь математике, тоже на коммере. А вы, родители, готовьте денежки!». И таких ребят − студентов, которые с третьего курса отчисляются, осознав, что не туда подались – 37% по Омску. Вы только подумайте, сколько людей ошибается только потому, что идут по пути наименьшего сопротивления! Может, пора что-то менять? Как считаете?

Поделиться: