Я много раз был в «Рассвете». Не как пациент, слава богу, по работе. Брал несколько интервью, в том числе у Татьяны Синюгиной. Ей там было удобнее. Я совсем не знал Нателу Полежаеву, я и сейчас ее плохо знаю, и ничего лично против нее не имею. Тем не менее, мне непонятно решение Министерства труда области, тогда министром был еще Михаил Дитятковский, они выделили огромный транш санаторию «Рассвет» в 2015 году. Непонятно, потому что это не единственное и, по моему субъективному мнению, не лучшее место для реабилитации инвалидов. Ну, министерству виднее.

В то же самое время больше деньги выделялись из бюджета Министерства здравоохранения и тоже в «Рассвет». Такое ощущение, что у нас в городе есть только один санаторий.

Я не большой специалист в этом смысле. У меня другая специальность − общаться, слушать, запоминать, анализировать и писать. Слышу постоянный негатив о «Рассвете», постоянный. Недовольные пациенты, недовольные сотрудники, борьба за собственность, за контракты. Совершенно очевидно – Полежаевой сейчас нелегко. Это и понятно. Столько лет быть в семье, быть неприкасаемой, и вдруг остаться без защиты.

Без защиты и без умения зарабатывать деньги самостоятельно. Я в медицине не разбираюсь, зато разбираюсь в бизнесе. Какая эстетическая медицина? В совдеповском санатории, в котором от входа пахнет прогорклым маслом и пирожками? Люди, которые идут на пластику и дорогостоящую косметологию, не инвалиды, они могут выбрать. Они мобильны. Кстати, о мобильности, «Рассвет» же дико неудобно расположен, остановка далеко. Туда и здоровому-то человеку добраться проблематично, что уж говорить о маломобильных.

Но, возможно, ей и не нужно зарабатывать? Возможно, она − великий врач и ее предназначение – лечить людей? И она старается изо всех сил, пытается помочь облегчить жизнь людям? И все эти десятки миллионов трат из бюджета, а до этого и из ОНПЗ, которые складываются в сотни миллионов, все это − исключительно на нужды инвалидов и детей? Чужие деньги считать – дурной тон. Только проблема в том, что деньги не чужие, они народные, то есть наши. Как и сам санаторий, простой врач вдруг стал собственником крупнейшего лечебно-оздоровительного учреждения региона. Повезло? Конечно, просто удачно вышла замуж. И кто бы что ни говорил, вот чтобы не было написано в бумагах. Мы ведь понимаем, почему она собственница.

Право выбора за Нателой Полежаевой − или продолжать биться и продолжать ставить как защиту, как первую линию обороны, вот этих инвалидов, детей, театр свой. Или отойти в сторону, если все-таки врач, если все-таки человек

Мы также понимаем, почему ей сейчас плохо. Даже не совсем ей самой, «Рассвету». Люди-то в чем виноваты? Сотрудники и тем более пациенты. Там же непростые пациенты, ни гланды пришли себе вырезать. Вот вся эта история, вернее, истории, они бьют по самым незащищенным. Теперь право выбора за Нателой Полежаевой − или продолжать биться и продолжать ставить как защиту, как первую линию обороны, вот этих инвалидов, детей, театр свой. Или отойти в сторону, если все-таки врач, если все-таки человек.

Это дело не пропадет, не останутся без внимания ни инвалиды, ни дети. Я знаю массу учреждений, где их готовы будут встретить и работать с ними не хуже, чем в «Рассвете», а возможно, даже лучше. И уж точно не дороже. Факты: почем покупали оборудование, на бюджетные деньги в санаторий и сколько это оборудование стоит на самом деле, знаю даже я.

Я не знаю, какое решение примет госпожа Полежаева. Это ее право, ее жизнь. Но писать кляузы, из последних сил цепляться за бюджетные деньги и обвинять всех вокруг − это точно не выход. Бегло посмотрев интернет и публикации в СМИ, становится понятно, что идет война. Она идет давно. И, к сожалению, воют не за людей, не чтобы болезни победить. Воют за собственность. И вот кому эта собственность достанется − мне все равно. Мне было бы не все равно, если бы санаторий вернули государству, чтобы там стали качественно и правильно лечить людей. То есть начали заниматься тем, для чего когда-то и построили «Рассвет» жители нашего любимого города.

Поделиться: