Именно поэтому негативных статей у меня крайне мало. И две из них про Нателу Полежаеву. Одна называется – «Закат Рассвета» про то как она попыталась присвоить себе чужое достижение. Но там не просто факты, там видео, которое почему- то не стал я давать в эфир, там свидетели, которые не стали поднимать скандал большой, потому что в результате все закончилось хорошо. Вторая «Санаторий Рассвет. Деньги делят – дети страдают». Там – эмоции, мои, мое видение ситуации, и мои выводы. Я давно знаю Татьяну Синюгину и помню, как она привезла школу Бороздина в Омск. Как в момент презентации школы знакомила меня с людьми, которые этим занимались. Полежаевой среди них не было. Она в тот момент времени была занята лечением ветеранов – нефтяников, эстетической медициной и театром.

Реабилитацией особых детей, она занялась позднее. Когда получила огромные бюджетные средства, выделенные сразу несколькими министерствами. И сразу к ней, по инициативе Татьяны Синюгиной перевезли школу Бороздина, вместе с Леной Толпекиной. Около трех лет назад это произошло. Очевидно, что-то пошло не так. Или Натела Полежаева и учреждение под ее руководством не умеет лечить качественно, или речь идет о нецелевом использовании средств, или все министерства сошли с ума. Но бюджеты были сокращены в разы. Деньги перестали течь рекой. Их стало не хватать. А ситуация усугубилась еще и тем, что отношения у Полежаевой и основным плательщиком за услуги санатория – Омским нефтезаводом резко ухудшались. Возможно ей невдомек, что купить можно здание, построенное сорок лет назад омичами, оборудование, мебель, купить людей – нельзя. Впрочем, про отношение г-жи Полежаевой к людям, все было написано в газете Ореол «Барыня от медицины», можно ознакомится, но мне достаточно одной цитаты – «Наши собеседники возмущены: тех, кто решился подойти к главврачу с вопросами, Натела Полежаева якобы называет челядью, пришедшей выпрашивать деньги».

Я написал статью, не кляузу, или жалобу в министерства. Не заявления в соответствующие органы. Потому что писать жалобы и обвинять всех вокруг это не про меня. А органы, я думаю разберутся сами, достаточно проверить бухгалтерию и особенно обратить внимание на закупочные цены на оборудование. В общем присмотреться к тому насколько цели использования выделенных бюджетных средств «Рассвету» соответствовали заявленным. Я написал просто статью. И не публиковал ее какое-то время. Не знаю почему молчал, точно не потому что боялся, как молчаливые сотрудники санатория, или не хотел связываться как сотрудники министерств и ведомств. Просто боялся навредить, наверное. «Последняя капля» — это выпад Нателы Полежаевой в адрес Тани Синюгиной. Тут я не выдержал, Таня мой близкий друг, человек реально помогающий людям. Ее трогать нельзя, даже Барыне.

Прав я или нет - рассудит время. Я считаю, что прав. Я верю, что прав. Кто-то думает по-другому. Среди этих кто-то Наталья Яковлева, считающая себя «большим» омским журналистом женщина, в статьях которых с удивительной частотой появляются позитивные отзывы о Нателе Полежаевой, и негатив в сторону ее врагов. Возможно госпожа Яковлева действительно большой журналист, не мне судить. Я, когда читаю ее тексты не понимаю этого. Более того я бы уволил ее за профнепригодность. Потому что одни эмоции, потому что постоянная спешка и небрежные тексты. Но это понятно, чтобы выжить, приходится работать на нескольких работах сразу. Некоторые журналисты считают, что «брать» нужно всегда, при любых обстоятельствах, пусть по немного, пусть по копеечке, пусть хоть что-то урвать. Потому что деньги не пахнут. Нет. Ворованные деньги – воняют, деньги, украденные у детей, смердят. И прикоснувшись к ним хоть раз вы начнете смердеть так же. И это почувствуют все. Кроме вас.

Может быть перестать мне «врубаться» за друзей и за хороших людей? Может пора начинать брать деньги за негатив в чей-то адрес, может не посылать мне людей, которые обращаются ко мне с такими предложениями? Может быть стоить хвалить за деньги людей, которые воруют, которые тырят бюджетные деньги, выделенные на детей? Может быть пора уже опустится на землю, понять где я, и делать так как многие здесь? Как делают «настоящие большие журналисты»?

Г-жа Яковлева обвинила меня в том, что я беру деньги. Я не буду оправдываться. Не перед ней. Но пусть она спросит сколько я взял денег у Тани Синюгиной, у Жени Левашова, у Наташи Чайки. Пусть поинтересуется у тех людей у которых я брал интервью, или чьи статьи публиковал, их около пятисот, только за прошлый год. В журнале, портале, в программе Главный Герой. Хотя ей могут и не ответить, не все же знают большую «журналистку» Яковлеву. А мне надеюсь ответят. Уважаемые герои моих публикаций, я редко прошу, деньги и услуги у вас не просил во всяком случае, но вот теперь просьба – обратите внимание на эту статью, ответьте если сможете – сколько я стою? Вас много, очень много, тех кто меня знает, тех кто со мной общается, и тех, кто мне верит, не молчите в этот раз. Ну а те, кто меня не знает, могут позвонить или написать героям моих публикаций и интервью и получит ответы на все вопросы.

Мне это нужно не для того чтобы доказать что-то приспешникам Полежаевой. Мне это нужно, чтобы понять – я действительно все правильно делаю? Или может быть мне поступать как большому журналисту, то есть брать деньги отовсюду вне зависимости от их происхождения? Просто заткнуть нос, сделать вид, что деньги не пахнут и брать их?

Поделиться: