И в какой степени эти продукты соответствуют понятию «фермерский»? Чтобы составить свое представление об этих вопросах, ему пришлось проехать что-то около 5 000 километров по Омской области и встретиться примерно с 30 производителями. Редакция с удовольствием публикует его очень интересные выводы.

Поездки получились достаточно увлекательны, а результаты достаточно неожиданные. Чтобы понять ситуацию в целом, я приведу некоторые цифры. Они достаточно субъективные, но получены на основе своего опыта. Можете их опровергнуть, а можете и подтвердить. Во-первых, более 60% малых производителей нельзя назвать фермерами, поскольку они занимаются переработкой сырья в конечный продукт, а не выращиванием сельскохозяйственных культур или животных. А для статуса фермера, это, пожалуй, ключевой признак. Во-вторых, примерно 70% продукции, производимой малыми предприятиями, продаются вне пределов Омска, в котором сосредоточено 60% населения области! То есть омичи по факту едва знакомы с той едой, которую умеют делать наши производители. Основными же потребителями омских продуктов являются райцентры области, ХМАО, ЯНАО, Восточная Сибирь и Дальний Восток. Факт, что в Омске можно с трудом найти омские продукты имеет свою подоплеку. Практически каждый малый производитель имел негативный или очень негативный опыт работы с федеральными сетями, на основе которого значительная часть селян зареклась работать с «сетевиками» вообще. На мой взгляд − это большое упущение властей. Недостаточно было сказать: «Знакомьтесь − вот сети, вот производители. Давайте, работайте». Тут нужен был некий «толмач», который объяснил бы сторонам, чем они могут быть интересны и полезны друг другу и как выстроить нормальные отношения. В результате непонимания властями глубинных особенностей повседневной работы и интересов той и другой стороны, фермеры и получили огромный негатив. Лично мне пришлось в некоторых случаях выступать в качестве психоаналитика по работе с «посттравматическим синдромом», полученным во время общения с представителями федеральных торговых сетей, чтобы производитель мне доверился и согласился поставлять свой продукт. Это основные выводы, которые я сделал касательно производителей.

А потом я покопался в розничном рынке. Тут тоже нашлось кое-что интересное. Везде, где я видел вывеску «Фермерские продукты», это были либо мини-павильоны, либо малюсенькие придомовые магазинчики. Общие черты, которые их объединяли – «замызганность» и размытость. Продукция настолько безликая, что кроме района Омской области, в котором она произведена (и то, поверив на слово продавцу!), о ней узнать было больше нечего. Однако чаще всего ассортимент состоит из позиций, которые есть в любом супермаркете, в лучшем случае, разбавленном теми же 2-3 безликими позициями, которые исполняют роль «фермерских». Да, есть исключения, но очень-очень редкие. К слову, торговые сети имеют вполне обоснованные претензии к малым производителям. Здесь и стабильность поставок, как по объёму, так и по ассортименту, и стабильность качества продукции, и гарантия постоянства цены. В целом, ключевая проблема выражается словом «стабильность» − «малышам» очень сложно ее выдерживать. У них нет ресурсов для сбалансированного предложения крупным сетям. А у сетей нет ресурсов для того, чтобы воспитывать и помогать каждому производителю. И я их понимаю. Так что в этом вопросе я целиком на стороне сетей, хотя это непопулярная позиция – их же принято винить во всем.

А вот если вы хотите трэша – идите на «Губернаторские ярмарки»! Это прямо филиал пищевого ада в зоне шаговой доступности… С большим интересом я узнал, что производители напрямую стараются не участвовать в этих мероприятиях – далеко и дорого ехать, оплачивать дополнительное рабочее время и т.д. при нулевом выхлопе – аудитория малообеспеченная и ищет соответствующий товар. Поэтому примерно 50-60% продавцов на этих ярмарках это оптовики-«затейники». Почему «затейники»? Знаете, как сделать какую-нибудь буженину от, например, «Омского бекона» фермерской? Я вот увидел − просто снимите упаковку с нее и дело готово.

Поверьте, покупатели с радостью будут утверждать, что «это ж совершенно другой вкус! Я ж в деревне с детства рос и бабушка делала именно такую буженину!». Не брезгуют продавцы и откровенной ложью – я был свидетелем 5 случаев, когда людям продавали масло Большереченского маслозавода (закрылся 8 лет назад) и Муромцевского маслозавода (закрылся 2 года назад). Ну и, конечно, вопрос санитарии – например, летом в +25, +30 «весело» выглядят замороженные тушки курицы, обильно «потеющие» на деревянных столах, без холодильника.

Какие я сделал из этого выводы? Во-первых, место продажи продукта – это не только какое-то географическое место, но еще и провайдер исчерпывающей информации об истории продукта, его составе, месте производства, сроках годности и т.д. Продавец обязан сам публично заявлять о своей ответственности за предлагаемый продукт. Во-вторых, вы даже не представляете, сколько в Сибири (и в Омской области в частности) интересных и вкусных продуктов, которые проходят мимо вас.

Поделиться: