Когда я был подростком, мысль о том, что зависть — плохое чувство, моя мама впечатала в меня сапогом. В буквальном смысле слова, я устроил истерику по поводу покупки новых модных сапог для моего старшего брата, которая была пресечена ударом этих самых модных в лицо. Ни до, ни после этого случая мама не трогала меня и пальцем. Но на всю свою жизнь я запомнил – завидовать нельзя, а если даже можно, то тихо, про себя.

Позднее отец моего близкого друга устроил нам, пацанам, экскурсию по колонии общего режима. Он тогда работал начальником этого учреждения. И в ходе экскурсии, нас как бы случайно забыли в карцере на полчаса. Выйдя, я понял, что в тюрьму попадать нельзя, ни при каких обстоятельствах. И с тех пор я живу, как говорил Остап Бендер, чтя уголовный кодекс. Я бы вообще ввел в обязательную школьную программу такие вот экскурсии. Уверен, количество посадок сократилось бы в разы.

Самый ценный урок дал мне мой отец. Урок сострадания. Несколько лет назад, еще в Москве, когда у меня пришли временные финансовые проблемы, а с их приходом ушли жены, друзья, партнеры, я остался один. Совсем один. И мой семидесятилетний отец приехал ко мне в гости на полгода. Он готовил мне, стирал и гладил одежду, часами сидел и разговаривал со мной. Фактически выходил меня, спас. Ни в детстве моем, ни когда я уже окончил школу, он не был идеалом. А вот когда стало действительно плохо, как почувствовал и оказался рядом. Он и сейчас звонит мне один – два раза в месяц, когда мне реально нужна поддержка.

Все мои немногочисленные друзья, которых я приобрел по возвращению из Москвы, каждый день дают мне уроки истинной дружбы и преданности. Дают мне силы для работы и не просят ничего взамен. И я понимаю, что все, чего я достиг за это время, нужно поделить как минимум на 5 частей, и только одна часть – моя.

Поделиться: