Стукачи были всегда. Освоив навыки речи, ходьбы и бега, ребёнок отправлялся развивать их в играх с товарищами по двору и открывал для себя много нового. В том числе, например, слово «ябеда». Ещё не совсем понимая значение, ребёнок уже чувствовал ту липкую слизь, что оставлял этот набор звуков на языке. В журнале для советских детей «Мурзилка» роль Кащея Бессмертного, Бабы Яги и Лиха Одноглазого в одном лице выполняла злая волшебница Ябеда Корябеда. Ябедой было быть нельзя. Дети не знали что такое «остракизм», но хорошо знали, что такое презрение. Жаловаться взрослым равносильно расписаться в собственной слабости и никчёмности как члена детского сообщества. Лица среднего школьного возраста, как более приближённые к порогу взросления, пополняли свой словарный запас понятием «стукач».

Стукачи были везде.Практически в каждом коллективе имелся человек, регулярно сообщавший руководству или «куда следует» о «нарушениях на местах». Зачастую совмещал и сообщал «куда следует» о нарушениях руководства. Как правило, человека этого знали в лицо и предупреждали друг друга шёпотом. Тот знал, что за него знают и не возражал.

В журнале для советских детей «Мурзилка» роль Кащея Бессмертного, Бабы Яги и Лиха Одноглазого в одном лице выполняла злая волшебница Ябеда Корябеда. Ябедой было быть нельзя.

Ребёнок, жалующийся родителям на обидчика, не ябедничает. Он не ожидает для обидчика наказания. Ребёнок ожидает помощи. Чтобы объяснили – что делать. И защитили, если угроза реальна. Но есть искушение. Трудно быть маленькой вкусной карамелькой. Каждый норовит тебя попробовать. Каждый из этих самодовольных типов указывает какой ты маленький. Какой никчёмный. А сами-то… Точно! У них у самих рыльце в пушку и сейчас это будет доказано!

«Твой позорный недуг мы в подвиг определим» - сказал военком призывнику в фильме «ДМБ». Позиция стукача формально безупречна. Формально человек сообщает руководству о нарушениях неких правил среди подчинённой группы. Борется за справедливость и порядок. Шпион в тылу врага. Секретный сотрудник. Благородный идальго. Был бы. Но. Там где героически бьётся с врагами революции один, мучается от страха, злости и зависти другой.

Случай. Докладчик в своём выступлении, посвящённом механизмам пропаганды и влияния на общественное сознание, упоминает технологии «отца пропаганды», фамилия которого столь известна, что мы не будем здесь её называть. Молодой человек в зале слышит знакомую фамилию, сопоставляет с последними указаниями партии и правительства и тут же публично обвиняет докладчика в пропаганде идеалов фашизма. Полученное разъяснение игнорируется, поскольку ненужно. А нужно максимально быстро сообщить руководству, что общественная площадка захвачена врагом и совершается идеологическая диверсия, направленная на подрыв устоев и скреп демократического сообщества и государства в лице. Что и докладывается немедля. Руководством юноша посылается в научно-исследовательское пешее эротическое путешествие, чему борец с вражеской идеологией безмерно удивлён.

Стукача гложет мучительная зависть к тем, кто может позволить себе быть в чём-то лучше, успешнее, свободнее.

Потому что «как же так, Владимир Ильич?!»Стукача гложет мучительная зависть к тем, кто может позволить себе быть в чём-то лучше, успешнее, свободнее. «Я исполню любое твоё желание, но знай, что соседу твоему будет дано вдвое того. – Господи, выбей мне один глаз!» Самый простой способ подняться выше гигантов – обрубить им ноги по плечи. Прячась от собственной никчёмности – пытаться заслужить одобрение. Ненавидя себя за ничтожность – доказать, что другие ещё хуже. Спрятаться за спинами сильных, надеясь, что в случае чего заберут с собой «на север». Отомстить за свою слабость и страх, тем кто их лишён. И огненные надписи над столом начальника «Как бы чего не вышло…» и «Поступил сигнал. Надо реагировать…» наполняют торжеством.

Ведь настолько невыносимо нести этот груз страха и никчёмности, что гораздо проще и удобнее возложить его на чужие плечи. Послать «сигнал» и вынудить других решать твою проблему. Потому что теперь это будет «их» ответственность, «их» решение. И накажут, что за действие, что за бездействие теперь тоже «их». А он «просигнализировал». Он в безопасности. А раз на сигнал отреагировали, значит - всё правильно сделал. Значит - молодец. Значит – слушают. Значит – он здесь власть.

Практически каждый человек, а руководитель чаще всего, встречает рано или поздно такого персонажа. Кто-то их использует как инструмент для манипулятивных игр и когда отпадает потребность - выбрасывает. Кто-то просто игнорирует. А кто-то спрашивает: «И зачем ты мне это рассказываешь? И что Ты сам сделал, чтобы это прекратить?»

Поделиться: