Я никого не обвинял. Я сам туда пришел, сам подписался на эту работу, да со мной случилась такая ситуация, но я точно знаю – никто этого не хотел. Просто так произошло и нужно это принять. Я не подавал ни на кого в суд, не запрашивал никаких компенсаций, мне они просто не нужны. Искать виноватых – это не конкретика. Конкретика – это как поправиться.

Поначалу я верил, что у меня будет также как у Валентина Дикуля. Много читал про свою травму, многое узнавал, общался с врачами, как мог, пытался найти пути, чтобы поправиться. Но у Дикуля другой случай – у него был ушиб. А я трезво понимал, что полностью перебил себе спинной мозг и после этого не восстанавливаются. Я активно занимался своим здоровьем, реабилитацией, но видел, что оно не улучшается, оно такое же, ничего не меняется. Все эти вещи я узнавал, сидя в четырех стенах. И это была не та жизнь, которую я всегда хотел.

Я чувствовал, как все на меня смотрят, сказать, что было неловко – ничего не сказать. Долго, в течение нескольких лет. Особенно перед людьми, которых я знал до травмы, когда был здоровый, крепкий, сильный.

Сделать максимум в работе над собой – это была моя единственная цель. Здесь даже не в травме дело, я по жизни так настроен – сделать как можно больше, сделать так, чтобы становилось все лучше и лучше. Никогда нельзя останавливаться, распыляться, ты должен целенаправленно идти в правильное русло.

Было понятно, что необходимо обращаться к спорту. Меня с детства привлекал активный образ жизни, и спорт – это мое и всегда было моим. Мы с друзьями ходили на турники, ребята подвешивали меня, чтобы я мог подтягиваться, отжиматься на брусьях. Я чувствовал, как все на меня смотрят, сказать, что было неловко – ничего не сказать. Долго, в течение нескольких лет. Особенно перед людьми, которых я знал до травмы, когда был здоровый, крепкий, сильный. А тут я попадаю в коляску, и на меня смотрят совершенно по-другому. Но через некоторое время ко всему привыкаешь, в том числе и к взглядам. С другой стороны, отжимаясь на турниках, я видел, что взгляды эти в основном одобрительные, люди в большинстве своем смотрят не с жалостью, а с интересом.

Мне очень повезло в жизни – я встречал много сильных ребят, которые мотивировали меня не словом, а делом. Они в нужный момент, когда тебе тяжело, могли сказать: «Не останавливайся, приходи завтра, тебе это нужно». При этом тебе плохо, все болит, но есть четкое понимание – он прав. И ты приходишь.

Занимаясь на тренажерах, я думал, куда двигаться дальше, какая будет следующая ступень. В тот момент решил не ходить вокруг да около и сразу пошел в центр паралимпийской подготовки, прямиком к директору. Мне предложили несколько видов спорта на выбор – стрельба, плавание, метание ядра, гонки на колясках, все достойное, но не мое. Меня всегда прельщал адреналин от поединка. Тогда мне рассказали, что через 6 месяцев откроется секция паралимпийского фехтования. И через полгода я был там. Сразу почувствовал, что нашел для себя нужную дорогу и начал твердо по ней шагать.

Так как раньше я занимался рукопашным боем, фехтование понял сразу. Даже не хотел брать уроки у тренера, мне хотелось просто махать шпагой, в прямом смысле этого слова, но в то же время понимал, что надо учиться, отрабатывать технически моменты, только так будет результат. Это очень красивый и умный вид спорта. Фехтование еще называют быстрыми шахматами - противник делает прием на большой скорости и на этот прием ты должен сделать контрприем, чтобы не попасть в ловушку. Важна и скорость, и реакция, и технико-тактические навыки, ты должен во всех направлениях быть сильнее противника, если хочешь победить. И каждую секунду ты должен одерживать победу не столько над противником, сколько над самим собой.

Заниматься пришлось много, я в тот момент как раз решил свой вопрос с транспортом, установил ручное управление на автомобиль, оборудовал его для себя и начал свободно ездить. До гаража правда приходилось ехать метров 800, а зимой снег, мороз, дорога вся горками, ты едешь медленно, застреваешь, тебя кто-то из прохожих подталкивает такого с сосулькой на носу. Приезжаешь, наконец, к гаражу, а перед ним гора снега. Но мотивация была, она никуда не делась.

Залог нашего быстрого спортивного результата заключался в том, что наш тренер Валерий Петрович Пуртов, сейчас заслуженный тренер России, сразу перешел на профессиональный подход, начал проводить ежедневные тренировки. А ближе к соревнованиям у нас было по две тренировки в день. На второй год занятий мы обходили на соревнованиях всех, потому что никто не работал так, как мы в Омске.

Понятно, что победы пришли не сразу. Поначалу я приезжал на соревнования и проигрывал. Плюс в спортивном зале я был один колясочник, остальные ребята в основном с ампутацией. То есть у меня не работает тело, а у них есть даже опора на ногу. Но я всегда говорю – нужно быть помехоустойчивым и продолжать свое дело, независимо от внешних факторов. Спорт он и существует для того, чтобы люди были здоровыми, сильными, вели полную и счастливую жизнь, несмотря ни на какие факторы.

Я хорошо помню, как впервые выиграл кубок Сибирского Федерального округа, обошел сильного спортсмена Володю Полищука, он был значительно больше меня и на тот момент знал фехтование лучше меня. Но я чувствовал его, понимал, что он делает и мог предугадать его приемы. Далее – Чемпионат России в 2009 году, тогда я занял первое место в индивидуальных боях. Раньше удавалось одержать победу только в командных соревнованиях. Сейчас я 17 раз подряд чемпион России.

Трудности возникают все время. В спорте никогда не бывает легко, ты растешь, твои соперники растут, ты готовишься, на тебя готовятся. Хуже того, когда ты первый и не один год, многие люди настраиваются против тебя, хотят выиграть именно у тебя. Это большое напряжение, я ведь не могу позволить им этого сделать.

Я иногда слышу, как жалуются здоровые люди и мне очень хочется им сказать: «Да вы чего?». Нет таких испытаний, которые человек не смог бы преодолеть. И когда преодолеваешь что-то тяжелое, ты побеждаешь. Только тогда ты знаешь, что такое победа и можешь этой победой насладиться. В той или иной мере каждый человек уже победитель. Он живой, он здоровый, перед ним миллион путей и дверей.

Недавно ехал по городу и с разгона запрыгнул на бардюр. Там не было пандуса и ската, я не стал никого просить и сам запрыгнул на него на коляске. Мимо проезжала женщина, посмотрела на меня, начала улыбаться и показала большой палец - «класс». У меня от этого моментально поднялось настроение. Она ведь тоже смотрит на меня, но ни о каком сочувствии здесь нет и речи.

Мы, паралимпийцы, нужны для того, чтобы мотивировать людей. Человек видит, как ребята с инвалидностью, кто-то без рук, кто-то без ног, кто-то с другими нарушениями могут делать удивительные вещи, и этот человек скажет – слушай, ну если они могут, то я тем более могу. Я уверен, что в этом и есть основная идея паралимпийского спорта в целом, и мне она кажется очень правильной.

Спорт в наше время – это невероятное движение, невероятное развитие. Начинаются олимпийские игры – на улицах тишина, все сидят у телевизора, наблюдают за спортсменами и только об этом и говорят. Ведь олимпийские игры – это всегда подвиг человеческий.

Я отобрался на паралимпийские игры в 2016 году. Единственный в своем виде, фехтовании со шпагой, из России, кроме меня, не отобрали больше никого. Все помнят эту громкую историю – тогда наших спортсменов не пустили на Олимпиаду, мы с ужасом наблюдали за всем этим, нам было жалко наших ребят, мы прекрасно понимали, какой это колоссальный труд – подготовка к Олимпийским играм, и что такое отобраться и не попасть на них. Мы верили до последнего – тренировались вплоть до 7 августа, это был мой день рождения, когда мы узнали, что нас все-таки не пустили на игры в Рио де Жанейро. Это при том, что за 11 лет не было ни одного случая допинга в паралимпийском фехтовании. Это был шок.

Мы верили до последнего – тренировались вплоть до 7 августа, это был мой день рождения, когда мы узнали, что нас все-таки не пустили на игры в Рио-де-Жанейро.

Ты готовился к самым важным в своей жизни соревнованиям, никогда в жизни не то что допинга не использовал, ты в принципе честную борьбу всегда пропагандируешь, а тут чьи-то политические игры оставляют тебя за бортом. Но мы, конечно, продолжили заниматься. По-другому быть и не могло, ведь мы это делаем не для них, а в первую очередь для себя.

У меня всего одна жизнь. Я чуть не погиб, меня чуть не расплющило вдребезги, но я остался жить, дышать полной грудью. Главное для меня – быть полезным. Вся моя работа направлена в позитивное русло, все, что я делаю, я делаю для своей семьи, друзей, близких, для своего народа, своего города. Для меня честь – представлять наш город, нашу страну. Я счастливый человек, у меня есть второй шанс и я ценю, что мне этот шанс дан.

Поделиться: