Этика – понятие, которое вдруг в один момент становится непонятным. За, в общем-то, правильными словами «терпимость» и «толерантность» нас поджидает ювенальная полиция и реальный срок. За то, что мы не так говорим или, возможно, не то думаем, о неприятных лично для нас явлениях. И, если первого «слома сознания» в правильном и благом деле – борьбе с расовой дискриминацией − мы ждали столетия, то теперь понятия меняются каждый день, каждый час, каждую минуту.

Окно Овертона – термин политтехнологов, который в общих чертах обозначает «коридор» понятий и требований, выходить за который политику не рекомендуется. Этические нормы и принципы, находящиеся за пределом, могут навредить политику. Но, описанное Джозефом Овертоном понятие окна, можно расширить. Или говоря русским языком − это окно можно открыть. И то, что еще вчера было под запретом, табу, сегодня становится нормой. Сегодня это можно использовать в политической пропаганде для достижения своих целей. И завтра это становится нормой для всего общества. Или, по крайней мере, для большей его части.

Все общепринятые нормы этики катятся в пропасть, а взамен им ничего не предлагается. Причем скорость расширения границ вседозволенного увеличивается в геометрической прогрессии. Женщины отстаивали свои права веками, и до сих пор не везде добились успеха. Но есть случаи, где борьба за права приняла гипертрофированный характер, есть случаи, когда для осуждения достаточно одного «косого» взгляда, случаи, когда мужчине лучше быть импотентом со справкой или геем, так спокойнее. Случаи домогательства, наоборот ( женщин по отношению к мужчинам), редки в судебной практике, а в жизни более распространены. Я не хочу сказать, что это неправильно – бороться женщинам за свои права или бороться всем людям за расовое равноправие. Я просто хочу напомнить, что и это когда-то было за пределами понятий о нормах поведения. И политик, который любил представителей другой расы, или хуже того, состоял в браке, был обречен. Сейчас это норма, сейчас никто не обращает на это внимания. И это хорошо. Плохо, когда это используют как дополнительное преимущество, плохо, когда этим бравируют. Ведь негры боролись за равноправие, а не за тотальное превосходство? Женщины также хотят равноправия, а не возврата к древнему матриархату. Или я ошибаюсь?

Скорость расширения границ стремительна. А желание стереть границы, убрать «флажки» настолько велико, что сметает на своем пути все. Принципы и нормы, которым мы следовали веками, превращаются в пустышки. Сначала потихоньку начинают говорить о том, о чем вчера было подумать стыдно. Темп и масштаб разговоров наращивается и через какое-то время мы начинаем думать об этом не краснея. Затем начинаем поддерживать разговоры, участвовать в них, иногда их генерировать.

Потом «бац», и мы становимся уже на их сторону, нет, не делаем операцию по смене пола, не меняем сексуальную ориентацию, нет, но мы начинаем их понимать и защищать.

Руководствуясь часто лишь одним понятием. Одним правильным понятием, − мы становимся на защиту более слабого, на защиту меньшинства. Не понимая, что зачастую это неправильно, что, может быть, это уже не меньшинство, и нужно встать на защиту старых принципов этики, данных нам воспитанием, обществом, религией.

Я верю, что расширение границ ведет к глобальному конфликту в обществе. Если мы спросим у обычных русских мужчин, как они относятся к гомосексуализму, большинство ответит: «Я к нему не отношусь». А если серьезно, то ответ будет иметь смысл, что мне все равно, если меня не трогают. То есть достаточно терпимый и толерантный. А чего добивается пропаганда? Конфликта, сталкивания, и вот уже интернет-сообщество гудит по поводу того, что известная косметическая марка «Maybelline» сделала лицом своей марки бьюти-блогера гея. Причем нешуточные баталии, я даже прочитал, что один мужчина публично заявил, что порвет с женщиной, если та пользуется косметикой этой марки. Ему, кончено, следует проверить, не слушает ли она часом Элтона Джона и не носит ли одежду известных брендов. Среди них, как известно, много геев. Еще вчера на это не обратили бы особого внимания, пусть поют, шьют, рисуют, их же воспринимают, прежде всего, как личность. А сегодня все по-другому. И ход «Maybelline» − это часть продуманной и спланированной системы продвижения, в основе которой лежит тренд. Тренд − быть толерантным. И они не пошли бы на это при «закрытом» окне Овертона.

Мир уже не делится на терпимых и нетерпимых, на толерантных и нетолерантных, на гетересексуалов и гомосексуалов, он теперь делится на гомофобов и всех остальных. Но как назвать представителей «меньшинств», которые не только навязывают свой образ жизни, не только пропагандируют его, но и привлекают закон на свою сторону? И в результате имеют реальный шанс стать большинством. И становятся им. Что делать людям, которые не разделяют понятия толерантности и не хотят, чтобы его разделяли их дети? Не делают это тихо? Им что, ждать пока они станут меньшинством и только потом начинать борьбу? Но ведь реально можно не угадать и вымереть всем, на фиг. Отрывая окно Овертона, следует знать, что параллельно с ним мы открываем «ящик Пандоры». И результат − это не мир добрых и терпимых. Нет, результат − это война.

Поделиться: