Сначала проверял, естественно, выяснялось, что это левые пассажиры, фейки, мошенники. Самая гнусная разновидность мошенников. Те, которые наживаются на больных и детях.

Я озабочен социальной темой. Так было всегда, в 90-е − это обычно помощь детским домам, деньгами, бытовой техникой, потом выяснилось, что там коррупция, и мы прекратили. Теперь я активно поддерживаю социальных предпринимателей, фонды, НКО. Как умею, рассказываю о них, знакомлю с нужными людьми, помогаю с документами. Не деньгами, по причине того, что денег просто нет, у меня у самого отчасти социальный проект. Те, кому я уже помог и помогаю, прекрасно это понимают.

Кто-то из моих знакомых бизнесменов говорит, что забота о людях – дело государства. Типа, мы и так налоги платим. Кто-то помогает время от времени. Кто-то помогает всем подряд, кому нужно и кому не нужно. Но есть и такие, которые помогают системно, их единицы. Все правы, это их жизнь, их деньги, и их право распоряжаться собственными деньгами как хочется. Я не собираюсь никого учить и агитировать. Я лишь призываю быть аккуратными и бдительными. Помощь тоже может быть во вред.

Последнее время количество благотворительных фондов и НКО увеличивается в геометрической прогрессии. И как это ни прискорбно, но эта масса начинает раздражать обычных людей, возможных благотворителей. Бесконечные звонки, СМС, письма, волонтеры, копилки установлены по всему городу. И это давит, и это раздражает. Нельзя человека заставлять делать добро. Побуждать можно, заставлять − нельзя. А вот эту грань между «побуждать» и «заставлять» не многие понимают. И из желания помочь или из желания нажиться, продолжают накручивать, давить, иногда даже вымогать. Как результат – отторжение обществом, людьми. Обычные люди, дав денег один, два, три раза, в какой-то момент задают себе вопрос – «Сколько можно?». Но хуже другое.

Благотворительность вошла в моду. «Заниматься» ей стало престижно, модно, круто.

И многие «дивы», или считающие себя таковыми, пошли во все тяжкие. Открывают фонды помощи кому-то, все равно кому и в чем, лишь бы название было красивое и логотип. Кто-то скажет ничего страшного. Я скажу, что возможно, это даже хуже, чем мошенничество. Только люди чистые душой, искренние могут реально помочь. А те кто «помогают», чтобы быть в тренде – они настоящие мошенники. Потому что, получив популярность, сделав пиар на этой теме, они уйдут из нее, бросив все. Нельзя пиариться за счет больных. Нельзя играть чужими жизнями.

Мошенников в теме благотворительности меньше не становится. Их становится только больше. Каждый день я слышу истории, про таких. Каждый день. И они становятся очень изощренными, беря на вооружение новые технологии, используя новые механизмы. Лучшие тексты, жалостливые фото, истории которые берут за душу. Вы их видите часто, просто не обращаете внимания, вы не можете их выделить из общего потока. И платите, платите, платите. А когда устаете – перестаете платить совсем. И где ваша вина? Ее нет, есть вина преступников, вина компетентных органов, отчасти вина слишком активных фондов.

Я сотрудничаю только с двумя благотворительными фондами. Это международный фонд «Дитя вселенной» Тани Синюгиной и Евгений Левашов (НФСИ). Но знаю много хороших, порядочных людей в этой теме. И немного плохих и непорядочных. Первым готов помогать всеми силами, которых не так много, к сожалению. Со вторыми буду бороться всеми возможными способами, с теми, кто просто решил попиариться, я разберусь самостоятельно. С мошенниками с помощью правоохранительных органов.

Это неприятно, когда используют твое имя. Мне не то чтобы неприятно, я просто в бешенстве, когда используют мое имя или имя изданий, агентства. Когда люди, которые знают меня чуть-чуть, вдруг начинают всем рассказывать какие мы близкие друзья. Но так всегда было и будет, я живу с этим. Но я не собираюсь ни прощать, ни забывать, когда люди пытаются заработать деньги или имя за счет нашей репутации. И тем более, когда они собираются эти деньги украсть. Все силы, все ресурсы, свои и своих друзей направлю на борьбу с лиходеями. Потому что так неправильно.

Поделиться: