Омская театральная жизнь забила ключом с 1874 года, когда был основан Омский государственный академический театр драмы, и с тех самых пор поток ярких, творческих людей, делающих жизнь омичей интересней, не иссякал. Вот только помнит ли кто-нибудь тех, кто стоял у истоков? Кто в числе первых внес свой посильный вклад в омскую театральную историю? Об этих-то людях и наша статья.

Об омских актерах писали много. Так много, что тому, кто решит писать на ту же тему, нужно либо добыть принципиально новую, несильно замусоленную информацию, либо найти себе другое, более перспективное дело. Второй вариант, конкретно в моем случае, был неприемлем, потому что театральная тема слишком интересная, чтобы от нее можно было так легко отказаться. Из всего этого получалось, что копать придется долго и глубоко. По самую революцию. В конечном итоге мое журналистское расследование сформировало свою главную цель: приподнять самые глубинные пласты омской театральной истории и извлечь на поверхность омских актеров, которые некогда блистали на сцене, но которых ныне никто уже и не помнит, за исключением тех, чья трудовая деятельность

В Омском музее театрального искусства мой энтузиазм несколько ослабел. Как оказалось, театральная жизнь закрутилась, в основном, уже после революции, когда наши омские актеры стали не столько перенимать опыт других городов, сколько нарабатывать свой собственный. Соответственно, о таких омских актерах уже не напишешь, потому что уникальность такого материала будет неуклонно стремиться к нулю. Хотелось чего-то интересного, но в то же время, насколько получится, нового, до чего еще никто не добрался, а если добрался, то несильно в нем наследил. Поэтому было решено копнуть еще глубже и навести справки о еще более раннем − дореволюционном периоде. Но там − тоже засада! Во-первых, в конце XIX века омская театральная жизнь строилась, по большому счету, на заезжих актерах, а своего, самобытного, в ней еще не было. Во-вторых, в начале XX века в омской театральной жизни уже начались изменения, но не настолько глобальные, чтобы можно было говорить о зарождении подлинно омского искусства. А в-третьих, − что самое удручающее! − обо всем этом сохранилось ой как мало информации! Понятно, почему до сих пор мало кто затрагивал эту тему! Информации, считай, вообще нет, да и реально омского театрального искусства в те времена еще не существовало как такового. Что же делать? Плюнуть? Бросить дело на полпути? Ха! Не дождетесь! Какой бы ни была омская театральная жизнь в конце XIX − начале XX века, она − омская, а значит, все же достойна упоминания, пусть даже и мимоходного.

Итак, что мне рассказали в Омском музее театрального искусства? В XIX веке театральная жизнь нашего города держалась на антрепренерах − это предприниматели, которые возглавляли частные или казенные театральные предприятия. Именно при активной поддержке омских антрепренеров в Омске удалось побывать многим известным актрисам и актерам.

Помимо общих теоретических сведений об актерах интересующего меня времени, в Омском музее театрального искусства предоставили и часть фотографий, которую можно увидеть в этой статье. Думаю, многие согласятся со мной, что чем старше фотографии, тем они атмосфернее. Не знаю, как у других, но у меня прям мурашки по коже пробежали, когда я впервые просмотрела то, что мне предложили. Большое спасибо Варваре Булаевой, которая гостеприимно приняла меня на территории Омского музея театрального искусства и поделилась всей имеющейся информацией.

Александра Александровна Яблочкина впервые побывала в Омске в 1902 году. Театральная жизнь была у нее в крови: мать – артистка Александрийского и Малого театра, отец – артист, затем режиссер Александрийского театра. В Омске Александра Александровна выступала со своей лучшей ролью, ролью Софьи в «Горе от ума» Грибоедова. Красивая, изящная Александра Александровна покорила омскую публику.

Театральная жизнь

Александра Александровна Яблочкина

Спустя год в Омск приехал артист и драматург Григорий Григорьевич Ге с небольшой группкой актеров Александрийского театра. Помимо постановки горьковской пьесы «На дне», Ге познакомил омскую публику и со своими собственными пьесами, коих в его арсенале было 20 штук. Наиболее известны «Набат» (1897), «Казнь» (1897), «Жан Ермолаев» (1906), «Трильби» (1898).

Театральная жизнь

Григорий Григорьевич Ге

В 1909 году в нашем городе гостила Вера Федоровна Комиссаржевская. Как и Александра Александровна Яблочкина, Вера Федоровна Комиссаржевская происходила из весьма культурной семьи − отец был известным певцом, а мать не только певицей, но и музыкантшей. Начав с малых ролей, Вера Федоровна постепенно перешла к более крупным: Верочка в «Шутниках» Островского, Вера в «Месяц в деревне» Тургенева, Софья в «Горе от ума» Грибоедова, Лариса в «Бесприданнице» Островского. В Омске Вера Федоровна показала одну из своих лучших ролей – роль Марикки в «Огнях Ивановой ночи».

Театральная жизнь

Вера Федоровна Комиссаржевская

Наведывался с визитом в Омск и «царь русского смеха» − Константин Александрович Варламов. Говорят, одно только имя этого выдающегося артиста заставляло улыбаться тех, кто был с ним знаком. Константин Александрович был актером огромного и разнообразного диапазона и мог справиться практически с любой ролью. Он прекрасный Муромский в «Свадьбе Кречинского» Сухово-Кобылина, Скалозуб в «Горе от ума» Грибоедова, Городничий и Осип в «Ревизоре» Гоголя, поистине неповторимы созданные им образы из пьес Островского.

А в 1915 году в Омск посетила труппа театра Корша. Это крупнейший частный театр в России, созданный Федором Адамовичем Коршем. В качестве подарков зрителю труппа привезла в Омск комедии и фарсы и один исторический спектакль: «Счастливая женщина» Щепкиной-Куперняк, «Отголоски жизни» Львовского, «Доходное место» Островского, «Когда заговорит сердце» Крауссэ, «Покинутая» М. Морей, «Старообрядка» Мясницкого-Варнива.

Помимо общих теоретических сведений об актерах интересующего меня времени, в Доме актера предоставили и часть фотографий, которую можно увидеть в этой статье. Думаю, многие согласятся со мной, что чем старше фотографии, тем они атмосфернее. Не знаю, как у других, но у меня прям мурашки по коже пробежали, когда я впервые просмотрела то, что мне предложили. Большое спасибо Варваре Булаевой, которая гостеприимно приняла меня на территории музея Дома актера и поделилась всей имеющейся информацией.

Тем не менее, мое расследование только начиналось. Желание найти что-нибудь необычное никак не угасало, поэтому мне пришло в голову обратиться за помощью в ОГИК музей. Я там бываю достаточно часто, у них много интересных выставок, которые год от году становятся все лучше и лучше, поэтому я и подумала, что у них может найтись и что-нибудь по интересующему меня вопросу. И моя интуиция − удивительно! − меня не подвела: сотрудники музея − Галина Буслаева и Наталья Карбышева, − подробно рассказали мне про конкретного омского актера, который начал свою творческую деятельность еще до революции и внес весомый вклад в развитие омского театрального искусства, а также предоставили изрядное количество фотографий, которые украсили эту статью. Хотелось бы выразить свою неизмеримую благодарность Галине Буслаевой, Наталье Карбышевой и всем остальным сотрудникам ОГИК музея, оказавшим мне посильную помощь в моем мини-расследовании.

Театральная жизнь

Петр Сергеевич Некрасов

Петр Сергеевич Некрасов − человек непростой судьбы − родился 7 июня (26 мая по ст. ст.) 1889 года в Омске, в семье рабочего-каменщика. В трехлетнем возрасте Некрасов попал в сиротский приют «Омское убежище для бедных детей», а в шестилетнем − впервые начал приобщаться к трудовой жизни: был определен сначала в корзиночную, а потом, спустя год, в сапожную мастерскую. В 1905 году Некрасов поступил в ветеринарную школу, но долго там не задержался − был исключен за участие в забастовках учащихся. Время-то, как знаете, неспокойное начиналось − восстания, войны, революции. Вот и мотало несчастного Петра Сергеевича по жизни и по миру во все стороны. В конце концов, Некрасов начал работать столяром: сначала на медеплавильном заводе «Карно» Акмолинской области, затем − в артели столяров, расположенной на Никольском проспекте в Омске. Но в 1906 году в жизни Некрасова случился поворотный момент: режиссер театра И.И. Белоконь, услышав, как поет молодой рабочий, предложил заменить заболевшего актера в спектакле «Степан Разин».

Очевидно, выступление выдалось настолько замечательным, что театр уже не пожелал отпускать Некрасова. Но, как водится, сразу больших ролей Некрасову давать не стали, решив начать с малого. Так, после удачного дебюта режиссер пригласил Некрасова в труппу, где за ним закрепились эпизодические роли. В Омском театре Некрасова задержался на 2 года, после чего, в ходе жизненных перипетий выступал на сценах Тюменского, Барнаульского, Петропавловского и Самарского театров. Отслужил в армии, где принимал активное участие в военном театре, потом стал одним из организаторов и режиссером 1-го свободного театра в Пензе. То есть Некрасов оказался пригодным театру не только в качестве актера, но и режиссера. Это ведь совсем другой уровень. Режиссер, в отличие от актера, видит спектакль целиком, в единстве ролей участвующих в нем актеров, что гораздо сложней. В 1918 году во время мятежа чехословацкого корпуса Некрасов вступил добровольцем в Пензенскую дивизию РККА, в ее составе дошел до Самары и по запросу местного культпросвета возвратился в театр. Работал на симбирской сцене, а в 1920 году вернулся в Омск, но в 1923 году уехал снова − чтобы играть в Семипалатинске, Хабаровске, Владивостоке, Калуге, Брянске. В 1935 году Петр Сергеевич Некрасов вернулся в Омск и, судя по данным, предоставленным ОГИК музеем, никуда более не отлучался.

В годы Великой Отечественной войны Некрасов выступал в госпиталях и на призывных пунктах. Награжден медалью «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.». В 1947 году за выдающиеся заслуги в области советского театрального искусства Петру Сергеевичу было присвоено звание «Заслуженного артиста РСФСР». В 1958 году он был удостоен звания «Народного артиста РСФСР» (первый из омских актеров). П.С. Некрасов более 50 лет служил сценическому искусству. За годы работы им было сыграно более 500 ролей. Лучшие роли раннего периода: Кудряш в «Грозе» Островского, Тристан в «Собаке на сене» де Вега, Алешка в пьесе «На дне» Горького. В зрелые годы актер блестяще сыграл роли: Аркаши Счастливцева в спектакле «Лес» по пьесе Островского, Фамусова в «Горе от ума» Грибоедова, Луки в пьесе «На дне» Горького, Перчихина в «Мещанах» Горького, Подколесина в «Женитьбе» Гоголя, коменданта Кремля Матвеева в спектакле «Ленин в 1918»; Швандю в «Любови Яровой», Сушкова «В старой Москве» Пановой. Играл в пьесах К.А. Тренева, В.В. Иванова, А.Е. Корнейчука. Занимался режиссурой, помогал ставить спектакли в театральных кружках школ и клубов. Последний спектакль «В дороге» В. Розова Некрасов сыграл тяжело больным. Через неделю его не стало. Умер 6 мая 1963 в Омске. Похоронен на Старо-Северном кладбище Омска. 13 мая 1965 на его могиле был установлен памятник работы омского скульптора Ф.Д. Бугаенко. Именем Некрасова названа одна из улиц Омска. В 1989 году, когда коллектив Омского академического театра драмы отмечал 100 лет со дня рождения Петра Сергеевича Некрасова, на здании медицинского колледжа, расположенного на этой улице, была установлена мемориальная доска.

Театральная жизнь

П.С. Некрасов в роли-боярина в спектакле-Василиса Мелентьева. 1957-1958-гг.

Театральная жизнь

П.С. Некрасов в роли-боярина в спектакле-Василиса Мелентьева. 1957-1958-гг.

Театральная жизнь

П.С. Некрасов в роли Луки в пьесе М. Горького На дне. 1913 г.

Некрасов по праву звался главной фигурой театра − по мере того, как художественные течения теряли свои резкие очертания, драматургия переходила от плакатности к характерам, а классика все чаще появлялась на афише. Образы, которые Некрасов претворял жизнь на сцене, были уникальны − каждый со своей душой, своим характером, зачастую радикально отличающимся от тех же самых образов, претворяемых в жизнь на сцене другими актерами. Интересный, талантливый человек, подлинно народный артист, который внес большой вклад в развитие омского театра.

В формировании коллекции ОГИК музея, посвященной Петру Сергеевичу Некрасову, главное участие приняла его супруга Е.И. Некрасова и его родственники Фирстовы. Коллекция начала формироваться в 1963 году, вскоре после смерти Некрасова, и окончательно сформировалась в 1974 году. Всего коллекция насчитывает 256 единиц предметов, к которым в той или иной мере имел отношение Некрасов. Значительную часть коллекции составляют фотографии Некрасова в период с 1909 г. по 1963 г. Среди них портретные, ролевые, групповые, сцены из спектаклей. Интереснее всего было смотреть на ролевые фотографии, когда смотришь на сцены из спектаклей, сразу как-то понимаешь, что это − театральная постановка, а когда смотришь на ролевые, легче верится, что это не роль, не маска, а настоящий персонаж той или иной пьесы. Эффект полного погружения, что ли. Но не менее интересными оказались портретные фотографии − по ним можно проследить, как менялся актер с течением времени.

Показали мне и примеры почерка Петра Сергеевича Некрасова. Некоторые фотографии, как это было принято в прежние времена, были подписаны на обороте его рукою. Но самым потрясающим оказалось то, что в ОГИК музее хранится автобиография Петра Сергеевича Некрасова. Как это выглядело − можете увидеть и сами. Помимо всего прочего было показано немало театральных программок и афиш, неисчислимое множество грамот и наград, немало публикаций в газетах и в журналах, переписки с друзьями или коллегами. Да, пожалуй, след в истории и вправду оставлен. А сотрудники ОГИК музея бдительно следят за тем, чтобы этот след сохранился для потомков. Или не только для потомков, но и для таких, как я, − интересующихся, как и чем жил омский театр задолго до их рождения.

Поделиться: