Я помню то время, когда вдруг без СРО стало невозможно работать. Знаю, для чего они были созданы. Видел, чем они занимались. Как обычно, декларируют хорошие дела, а по факту — обналичка. Какие суммы проходили тогда через счета СРО — просто нереальные. Потому что по-другому было нельзя, наличные нужны очень, строителям особенно, налоги платить никто не хочет. Так что кэш становится самым востребованным товаром. И обналичка будет существовать до тех пор, пока это выгодно. Или пока страх перед законом слабее, чем страсть к наживе.

«Жадность порождает бедность» — не я сказал, но полностью согласен. В тех реалиях, в которых существует наш бизнес сегодня, вполне себе можно найти легальные способы получения наличности. Да — дороже, да — придется заплатить налоги, но спать можно будет хотя бы чуть-чуть спокойнее. И вот сейчас как раз такая ситуация — за легализацию денежных средств ( умное название для обналички) стали давать реальные сроки, стоимость самой процедуры возросла в несколько раз, и возможно, мы вступили во вторую стадию капитализма. То есть первичное накопление, эпоха «дикого» капитализма осталась позади. Хочется верить.

Когда началась история с «Первой гильдией строителей», и возникло дело «Банды Мацелевича» ( термин из омских СМИ), все вроде понимали, что за дело. Как бы всем было понятно, что по краю ходили. Непонятно только, почему именно в то время? Ни раньше, ни позже? Что, силовики как-то раз проснулись и поняли — вот тут обналичка? Или что? Но вопрос «кто виноват» — не мой вопрос, это пусть следователи разбираются, мне всегда интересно «что делать?» А что делать строителям членам СРО, в котором проходят выемки, директор которого за решеткой? Что им всем делать? Ждать пока во всем разберутся, всех выпустят с извинениями? Не у нас.

Самое печальное в этой истории, то, что когда СРО теряет лицензию, то его члены помимо взносов и части компенсационного фонда могут потерять еще и контракты. А вместе с ними и репутацию. Не нужно забывать формулировку, нужно помнить, что именно инкриминируют Мацелевичу — «организацию преступной группировки». То есть преступная группа лиц, и кто в эту группу входит? Можно сидеть и ждать, пока все решиться само собой. А можно продолжать работать в других профессиональных сообществах, которые есть и которые понимают, что СРО — это прежде всего возможность для всех его участников облегчить их работу.

Поделиться: