При всём уважении и благодарности ко всем, с кем мне приходилось пересекаться в сфере образования. Разговор не о том, что делают с нами учителя, а о том, что делает с ними общество.

Ещё в 9 классе я решила для себя, что буду поступать на филологический факультет и начала двигаться в этом направлении, развивать свои знания и навыки. В конце 11 класса один из моих наставников, учитель по русскому и литературе, потрясающая женщина, заслуженный учитель России, сказала мне на прощание: «Прошу тебя, только не в учителя!»

Это был первый тревожный звонок в моей жизни. Это было первое сообщение мне о том, как сами учителя, даже мастера своей профессии, глубоко несчастны.

В университете мы, помимо всего прочего, проходили педагогическую практику. Меня поразило, как учитель, который давал мне потрясающие методические рекомендации, сам проводил свои уроки куда хуже и постоянно кричал на детей.

По окончании университета я устроилась работать старшей вожатой в обычную школу, можно сказать на окраине. Тут началось самое интересное. Ежедневное нахождение «по ту сторону образования».

Главным моим «развлечением» были поездки на олимпиады. Там я встречалась с учителями из других школ.

Впервые я застала дискуссию о злосчастных ФГОС - новых образовательных стандартах, требующих полного перекроения программ обучения.

-Они просят нас объяснять детям, зачем мы их учим своему предмету!

-А вам не кажется, что это действительно важно? Применение знаний на практике...

-Базар - вот вся их практика!

Однажды я попала на разговоры о перспективах исследовательских и изобретательских достижений школьников.

-Как вы считаете, чему через 100 лет важнее будет учить детей, что победит: борщи и паяльники или роботы?

-Борщи!

-Им всё равно ничего не надо! Не заставишь!

На все разговоры о возможностях науки – только смех. Никто из возрастных учителей (а их большинство) не верит в то, что это возможно для школы. В первую очередь не верят, что кто-то даст им на это деньги и часы.

В школе, в которой я работала, самоотверженный директор, изо всех сил работающий на благо школы. Но даже у нас полы ходят ходуном, скрипят, во время занятий невозможно пройти мимо и не помешать уроку, а в большом лекционном зале вместо штор натянуто что-то вроде фольги – денег нет. И страшно подумать, во скольких ещё школах случаются такие одновременно и смешные, и грустные попытки выживать. И как это сказывается на сознании учителей.

Сами дети, как по мне, ни лучше, ни хуже. Не потерянное поколение и не дети индиго. Смышлёные, как всегда, как везде. Есть хулиганы, есть тихони. Вопрос только в воспитании, в формировании их картины мира.

Учителя любят детей, но очень своеобразной любовью. В первую очередь, своеобразие этой любви сформировано отношением детей к ним. Какое оно сейчас? К учителям и дети, и родители относятся как к обслуживающему персоналу. Двойки - не знак того, что ребёнок плохо учится, а знак того, что учитель не научил.

Люди, избравшие для себя профессию учителя, вынуждены проникаться тридцатью жизнями, вкладывать в них свои силы, время и даже деньги (временами приходится оплачивать питание рассеянных учеников, вкладываться в развитие внеучебной деятельности), провести их через года, чтобы однажды отпустить их в большой мир без надежды увидеться снова.

Возможно, их разочарование в жизни, в детях, в профессии завязано ещё и на этом – на этих регулярных прощаниях. Но это драма профессии учителя, от которой никуда не деться.

Когда я уходила из школы, большинство учителей меня поддержало. «Правильно, что здесь делать! Молодые для них авторитет, становишься старше – остаётся только напором их брать. Живи лучше в своё удовольствие». Что же в головах у тех людей, которые говорят это мне, сами оставаясь работать в школе?

Любовь к профессии, которая выжимает из человека все жилы.

Профессия, зачастую делающая из человека циника.

Профессия, которая из авторитетных, решающих, превратилась в «спасательный круг» для безработных с высшим образованием и стала «обслуживающей».

Безусловно, вопрос и в ментальности самих педагогов. Не всегда молодые специалисты (впрочем, и зрелые тоже) понимают важность индивидуального подхода. Работают только по методическим рекомендациям и планам, не выходят за рамки. Почему-то не видят интерес в том, что может нравиться детям - только опасность. Рок-музыка – зло, блогеры – зло, аниме – зло. Всё без разбора, что новое и трудное для понимания. Это раздражает детей, разрушает их доверие к наставнику. Отсутствие доверия порождает плохую дисциплину и низкую успеваемость, а это впоследствии вызывает у преподавателя разочарование в своих способностях.

Но есть ли у учителей время разбираться?

Бумаги. Бумаги. Бумаги. И электронный дневник. Сколько часов уходит на проверку тетрадей, заполнение документации! Едва ли не больше, чем на обучение детей. Круглосуточная работа.

Так много несовершенств. Все мы их видим, знаем, ругаемся и разводим руками. Да, время, неблагодарность, деньги, падение авторитета.

Но именно отношение учителей к жизни, их усталость, циничность, разочарование – они ведь не допустимы. Как бы там ни складывались их отношения с учениками – они формируют сознание ребёнка! С чем он уйдёт в большой мир?

Стоит добавить.

Одна моя знакомая, учительница английского в гимназии, улыбаясь, сказала: «Просто нужно устроиться в хорошую школу». А моя школа не такая уж и плохая: коллектив дружелюбный, дети отзывчивые. Хотя я понимаю, что моя знакомая не это имела в виду.

Также на моих глазах есть восхитительные примеры верности профессии, когда учителя ведут виртуозные уроки несмотря на все невзгоды. Но не заслужили ли эти люди, в таком случае, лучшего отношения и уменьшения нагрузок?

Ни один позитивный довод не покроет то, что происходит. Увы.

И из благодарности и из уважения к этой сфере нашей жизни хочется сказать: это положение дел нужно не упускать из внимания, анализировать и изменять.

фото: tengrinews.kz

Поделиться: