Он сотрудничает с художниками из разных российских городов, в Омске размещает на одежде авторские принты при помощи шелкографии, а затем рассылает продукцию по всему миру. Мы пообщались с Дмитрием об успехе, свободе и творчестве.

Для начала расскажи, как всё начиналось.

Тут такая история запутанная, потому что начиналось это всё просто с печати на футболках. Это и сейчас существует. Работают «Чердак» (печать на футболках на заказ) и «Тропа» (печать авторских изображений разных художников).

Началось с «Чердака», в 2011 году. Мне было 23 года. Я играл в группе, ну, скажем так, рокенролльной. И вечный вопрос был: где брать футболки? То, что мы заказывали, было некачественно и дорого.

Я понял, что могу что-то сделать сам. Прочитал в интернете краткую информацию о том, что такое шелкография, решил углубиться. Скачали книги разные... Тогда YouTube не так масштабно был развит, как сейчас. Сейчас там можно всё найти и посмотреть.

В общем, мы прочитали книги, вложили какие-то минимальные средства, сделали первые трафареты... Всё пошло-поехало. И в 2014 году просто печать на футболках мне надоела, мне хотелось что-то ещё своё творить. И появилась «Тропа». Это моё творчество.

Я нахожу художников, либо художники находят меня и, если мне нравится, я это печатаю. Условия разные. Если я вижу, что это очень круто и будет пользоваться спросом, я это выкупаю. Если я сомневаюсь, то я делюсь с каждой продажи с художником. И, возможно, в итоге потом выкупаю. Бывают и такие, что сделал 10 штук и потом закрываем.

Какой самый интересный случай был выхода на художника? Необычный, знаковый?

Наверное, самое интересное – это как я каким-то образом попал на Тимура Хабирова из Тулы. Я когда увидел его работы, я вообще офигел. Мы у него заказали серию Endless Story. Так как все мои друзья и я сам слушаем в основном рок-музыку, я хотел сделать футболки со знаковыми для нас группами. Мы собрались небольшой командой, 4 человека, и каждый придумал свой принт для Nirvana, Black Sabbath, The Doors, Pink Floyd. Тимур их, мне кажется, все очень классно нарисовал.

Тропа Омск

Серия пользуется спросом?

Я так скажу: в России, наверное, другие тенденции пошли. Молодёжь слушает какую-то другую музыку, а Endless Story покупают люди, которым уже за 25. Nirvan’у берут в Америку. Я часто отправляю туда. Есть сайт, который даёт возможность работать со всем миром. В России он не так развит, а вот Америка... Ну, у меня заказы в основном из Америки. Ещё заказывают Польша, Франция, Австралия, Китай.

Само название «Тропа» ведь произошло из того, что ты любишь путешествия?

Да, всё оттуда. Я был в 4 походах, которые длились по 7 дней каждый. Алтай, Байкал, Саяны. Здесь – это одна жизнь, в городе. Когда ты выходишь на Тропу в горы, там ты уже по-другому раскрываешься людям и люди по-другому раскрываются тебе. Все прозрачные становятся. Очень интересно.

«Тропа» – это дело всей твоей жизни? Осталось ещё о чём мечтать?

Я чувствую, что мне это нравится, я хочу вкладывать в это свои силы, средства. И на данный момент, да, это дело моей жизни. Но я знаю, что всё может поменяться.

У меня мечты такие, конечно, романтические. У меня есть мечта: сделать дом-мастерскую на колёсах. Делать футболки, но это жить и ездить по миру. Везде бывать. Романтика.

У вас есть какие-то стоп-сигналы: принты, которые вы ни за что не напечатаете? Ни в контексте «Тропы», ни в контексте «Чердака».

Конечно. В «Тропе» я вообще ничего не буду печатать, что мне не нравится. А в «Чердаке» мы не будем печатать всякие изображения, которые призывают к ненависти, к вражде. Политику не буду никогда печатать.

А Полежаева, по-моему, вы печатали?

Ну, это мем. Это просто прикол был такой.

Художники, по твоей оценке, могут существовать самостоятельно или они в наше время могут только зарабатывать при помощи «служебных» функций?

Могут. Есть очень хороший пример: Дамир Муратов. Он всю жизнь делал своё, у него свой стиль. Сейчас у него постоянно проходят выставки в Черногории, в Чехии, по-моему, даже в Лондоне была. Это только то, что я мельком видел в новостях. Он этим живёт и хорошо, наверное, себя чувствует. Ренат Латышев тоже. JVCR. Тоже всё нормально у него. Толя Жалейко, который разрисовал стену у Oldman’а, в Меге стену разрисовал. Думаю, он тоже чувствует себя хорошо. Ну, конечно, надо немного, хотя бы чуть-чуть, быть с какой-то фишкой своей. И постоянно работать, постоянно что-то делать. Не смотреть на то, что что-то не получается. Делать то, что тебе нравится – и всё. И всё получится.

Ты по части художников доверяешь своему чутью, вкусу, или у тебя какое-то образование специальное?

Образования художественного у меня нет. У меня техническое образование. Никогда не работал по специальности. Вообще поначалу мне было сложно существовать в городе, потому что я всегда был и остаюсь свободолюбивым человеком. Любая работа на кого-то, особенно малооплачиваемая – она меня очень напрягала, и, естественно, я плохо работал, я опаздывал. Долго я никогда нигде не задерживался: меня постоянно увольняли, либо я сам уходил. Я понял, что надо что-то своё делать. И хорошо, что я это сделал в 23. Потому что чем дальше, тем сильнее укореняешься в этом. И вот, работа тебе уже нравится, и вроде начальник уже не такой плохой становится. А то, что я сейчас реализовал – у нас нет никаких начальников. Просто я это сделал и помогаю своим друзьям. Я 7 лет занимаюсь печатью, и мне это до сих пор нравится.

По поводу «главное, чтобы люди делали то, что им нравится». Я вот начинаю замечать, что иногда люди делают то, что им нравится, но либо они не добиваются успеха в этом, либо они слишком самоуверенны…

Видишь, успех – это такое размытое понятие. Кто-то посмотрел на успех кого-то и решил, что его успех будет таким же. А на самом деле, может быть, успех – это просто когда тебе спокойно? Не каждый человек может такого достичь – чтобы ты был уверен в завтрашнем дне.

Те люди, которые что-то открывают для того, чтобы заработать денег, – у них есть бизнес-план. Типа «я хочу вложить столько, а через такое-то время получить столько». У многих так не получается. Они расстраиваются, бросают всё и опять идут работать на «обычную» работу. А когда таких целей не ставишь, просто идёшь по этому пути, это приносит удовольствие и рано или поздно приносит свои плоды. Это я точно знаю.

Если человек вырос в хороших условиях, для него успех – это бизнес, который приносит очень много денег, какая-то шикарная машина и хороший костюм. Это его видение успеха. А тот, кто вырос и недоедал, грубо говоря, для него успех – это просто независимость, заработок и возможность прокормить свою семью, воспитать своих детей... Простые вещи. Человек, например, умеет готовить: он может открыть маленькую точку какую-то, оформить её красиво и делать лучше всех, и у него будет успех.

А что если человек делает хорошо, но не лучше всех, и вроде он занимается тем, что ему нравится, но бьётся об эту стену?

Своя аудитория всё равно найдётся. Естественно, нужно понимать, что происходит в данный этап времени. Какие тенденции, какая мода.

Ты можешь напрямую отнести «Тропу» к индустрии моды?

Нет. Знаешь, я встречал таких ребят, которые знают о Тропе больше, чем я. Мы с ними настолько философствовали по этому вопросу. Они это видели только в интернете, а они мне уже так рассказали, что такое Тропа, что это жизненный путь. И вот они смотрят на меня, как-то соотносят меня с Тропой. Это не мода. Это то, что отражает меня внутри.

Тропа Омск

фото: Дарья Никитина

Поделиться: