Недавно состоялась акция дарения омской епархии трехтомника «Евангелие Ф.М. Достоевского», изданного благотворительным фондом «Возрождение Тобольска». В деревянный короб были помещены факсимиле личного экземпляра Нового Завета Федора Достоевского. Это не первая благотворительная акция такого рода, до этого трехтомник был подарен библиотеке им. А.С. Пушкина и музею им. Ф.М. Достоевского.

евангелие достоевского виктор титарев библиотека имени пушкина церковь благотворительность

Мне удалось поговорить с одним из меценатов, участвующих в акции дарения, Виктором Титарёвым и выяснить насколько важно то, чем он занимается.

GLAGER: Давайте начнем по порядку: откуда у вас трехтомное издание и почему вы решили его подарить?

Виктор: Чуть больше 10 лет назад я познакомился с Аркадием Елфимовым, главой фонда «Возрождение Тобольска». Первую дарственную акцию его изданий и изданий, которые мы делали совместно с рядом омских предпринимателей, объединённых тогда в «Группу Омск», мы провели в мае 2008 года. После этого у нас с Елфимовым началось сотрудничество, которое переросло в настоящую дружбу. Моя помощь в основном заключается в фандрайзинге (организации финансирования) его издательских проектов. Если говорить о Евангелии, то проект действительно уникальный: всего 100 экземпляров факсимильного издания Нового Завета, которое Достоевский получил в пересыльной тюрьме Тобольска от жён декабристов по пути в Омский острог, сыгравшего огромную, можно сказать, определяющую роль в формировании великого писателя. Аркадий Григорьевич обратился ко мне с просьбой, чтобы мы каким-то образом помогли ему в издании этого трехтомника и его дистрибуции, потому что знаете, здесь какая еще история: мало издать, надо чтобы это издание попало в правильные места, где их могли бы купить, прочитать. И он нам предложил просто выкупить несколько изданий с тем, чтобы мы их подарили знаковым омским местам: библиотеке им. А.С. Пушкина, музею им. Ф.М. Достоевского. Мы провели дарственную акцию библиотеке и музею в «Пушкинке» не так давно, пару месяцев назад, и вот сейчас третий экземпляр подарили епархии. Все очень удачно сошлось – на данный момент Владыка собирает библиотеку для строящейся епархии. Наш подарок пришелся как нельзя кстати.

GLAGER: Как отреагировали на подарок общественность и сами получатели?

Виктор: Знаете, у нас довольно-таки адекватные руководители в области культуры. Поэтому сюрпризов с реакцией на ценное издание не было. Тем более что и с библиотекой им. А.С. Пушкина и с музеем им. Ф.М. Достоевского у нас далеко не первый опыт. Что касается общественности, я бы так сказал: мне про это ничего не известно. Та общественность, которая включена в этот процесс (научная, литературная, музейная, библиотечная) присутствует обычно на акциях. А остальную общественность, судя по всему, это мало интересует.

евангелие достоевского виктор титарев библиотека имени пушкина церковь благотворительность

GLAGER: Когда дело доходит до благотворительности в сфере культуры, люди часто задают вопрос: почему бы не помочь детям или старикам?

Виктор: Это очень серьезный и важный вопрос. Могу сказать, что одно другого не исключает. Уже много лет я организую и участвую в помощи различным детским домам, домам ребёнка и детским интернатам, но это отдельная тема. На мой взгляд – это две абсолютно разные сферы деятельности. Одним из базовых инструментов в экономике является пирамида Маслоу. На самом деле Маслоу был не экономистом, он был психологом. Если очень коротко, то суть её в том, что когда человек удовлетворяет потребности более низшего уровня, он переходит к более высокому уровню потребностей: сначала пища, потом безопасность, потом потребность в общении, потом признание, потом самореализация…

Я, наверно, не того масштаба предприниматель или бизнесмен, который как Третьяков в состоянии оставить след в истории. Но вместе с тем, я постепенно расту. С возрастом понимаешь, что помимо того, что ты должен хорошо делать свое дело, обеспечивать семью и т.д., ты еще должен сделать что-то для людей. То, что сделает их жизнь лучше.

В современной политической системе я не вижу для себя перспектив на прямую работать с будущим. Я не хочу вступать в «Единую Россию» или избираться в Законодательное собрание. Я чувствую там себя чужим. И повлиять напрямую на будущее людей в этом смысле я не могу, для меня этот путь закрыт. Поэтому я стараюсь хотя бы «повлиять на прошлое».

Так случилось в моей судьбе, что я не видел не одного своего деда. Они оба умерли еще до моего рождения. Один репрессирован, другой в психушке. Причем я не только не видел их живых, я не видел даже их фотографий. Это очень сильно контрастирует с тем, с чем я столкнулся в США. Во время обучения в университете, один профессор позвал нас в гости. Когда мы зашли, то увидели, что у него вся стена была завешена фотографиями предков. При том, что семья его из Норвегии: то есть на стене дагерротипы из Лиллехаммера середины 19 века, фотографии конца 19 века, когда его предки перебрались в Северную Америку, потом начало века 20-го. На мой взгляд – это очень большая проблема. Все современное российское общество вообще не имеет корней. А людьми, у которых нет корней, можно очень легко манипулировать. Я активно поддерживаю Елфимова, потому что, на мой взгляд, он делает очень благое дело: он возвращает людям их память. И когда я впервые столкнулся с историей Омска, то был поражен ею. Мне стало интересно изучать ее, узнавать что-то новое. Наверное, поэтому я и занялся такой деятельностью.

GLAGER: Да, то, что вы делаете действительно важно. Я надеюсь, вы и дальше будете продолжать этим заниматься?

Виктор: Я не собираюсь посвящать этому всю свою жизнь, но сейчас мы создаем сайт, где будут отражены наши текущие проекты. Оказалось, что у меня, текущих проектов - пять! В ближайшие годы я не смогу «выскочить» из этого. Вот пример: ко мне обратился человек, который с конца 70-х годов занимался записью хорового фольклора, по деревням Омской области - Ефим Яковлевич Аркин. Он попросил меня помочь издать материалы. Мы хотим сделать портал, где сможем выложить все записи и тексты песен, и издать в двух вариантах этот материал на компакт-дисках. Понимаю, что это весьма специфичная музыка, и не каждый сможет ее слушать. Но вы представляете – он в 80-х годах записывал семидесятилетних бабушек, которые слышали эти песни в 30-х. То есть по сути – это последний живой голос той России XIX века. Сейчас такое никто не поет, никто этого не знает. Поэтому то, что он сделал – это, я считаю, подвиг. Он посвятил свою жизнь собиранию народного фольклора. Вот как в это можно не вложиться? Как ему можно не помочь показать это миру?

Поделиться: