Все полный бред. Начиная с того, что уголовное дело возбуждено на основании обращения некоего Шаболтас Ш. в Администрацию Президента РФ. За время расследования и судебного процесса, абсолютно никто не видел этого гражданина. Его также пытались разыскать журналисты. Безрезультатно. Непонятно вообще, существует он или нет. Скорее всего, нет. Но как же так, возбуждено дело по заявлению человека, которого никто не видел, нет даже фото. Разве это не нарушение закона? Оказывается, нарушение, согласно ч. 7 ст. 141 УПК РФ, возбуждать уголовное дело по анонимному заявлению нельзя.

Тем не менее дело есть. Оно в суде и оно не одно. Слушания по «делу Водоканала» идут уже несколько месяцев, на нескольких заседаниях я присутствовал лично, и писал по этому поводу. Обобщив уже написанное, скажу, вижу абсолютно неаргументированную позицию обвинения, доказательств «вины» Меренкова или нет, или они не состоятельны. И главное, что все что происходило в департаменте недвижимости города при Меренкове, и что ему вменяется как преступление, продолжает происходить и сейчас. Получается претензии не к самим действиям, а исключительно к личности подсудимого? Экспертизы проводят не уполномоченные эксперты. Достоверно не доказано, что Меренков вообще подписывал документы, подписание которых являлось нарушением. Более того, у него не было достаточных компетенций, чтобы их подписывать в принципе. Нет ни подписей, ни нарушений, так за что судят?

Второе дело – пресловутая Чукреевка. Знакомясь с материалом, я вообще дар речи потерял. Оказывается, защита собрала документы (карты Росреестра, справочники еще советских времен 1955 г.), которые подтверждают, что на территории поселка Чукреевка были захоронения трупов животных, погибших от сибирской язвы. Наличие такого участка рядом с тем, по которому следствие инкриминирует Меренкову продажу по заниженным ценам, «обесценивает» позицию обвинения. Кому нужна земля за рыночные цены в таком месте? Больше всего меня удивляет, что этот факт так и не стал достоянием широкой общественности, люди живут не понимая, что в том месте жить, просто опасно. Странно, но 22.12.2014 следователем Чуклиным было возбуждено уголовное дело по факту превышения должностных полномочий в отношении работников Министерства сельского хозяйства Правительства Омской области – за действия по постановке на учет скотомогильника и установлению охранной зоны! Ну тогда нужно возбуждать дела против всех свидетелей, реальных и потенциальных. Я, например, ребенком гулял как раз в тех местах, и там было столько скелетов домашних животных, что невозможно было пройти. Для меня остается загадкой, зачем там вообще начали строить коттеджи? Неужели никто об этом не знал? Или знали, но молчали? Но ведь это преступление. И что теперь делать людям, которые построили жилье?

И теперь, внимание, возбуждено новое, третье уголовное дело. То есть двух предыдущих недостаточно, или следствие сомневается, что по ним будет вынесен обвинительный приговор? И решили подстраховаться? Проверка по данному делу происходила с лета 2016 г. по январь 2017 г., дело возбуждено более года назад 28.01.2017 г. в отношении неустановленного круга лиц по ст. 285 УК РФ (злоупотребление должностными полномочиями), по делу неоднократно менялись следователи, но обвинение так никому и не было предъявлено. За несколько дней до даты привлечения дело попадает к следователю Чуклину, и он находит подходящую «кандидатуру» – Меренкова. Но почему-то дело переквалифицируют по ст. 286 УК РФ (превышение должностных полномочий). Суть предъявленного обвинения, якобы, в превышении должностных полномочий Меренковым В.А. при подписании проекта мирового соглашения в 2009 году. Однако в тексте Определения Арбитражного суда Омской области от 21.09.2009 об утверждении мирового соглашения по делу А46-9184/2009 суд указывает, что мировое соглашение «не противоречит закону, не нарушает права и законные интересы других лиц, подписано уполномоченными лицами». Но тем не менее все судебные акты следствие игнорирует.

Я продолжаю надеется на справедливость суда. Но при этом мне совершенно понятно, что рвение следствия направлено в том числе и на то, чтобы Меренков как можно дольше находился за решеткой. Третье дело является тому косвенным доказательством. И у меня вопрос: а когда будет вынесен оправдательный приговор, кто компенсирует Меренкову все это время, проведенное в тюрьме? Я уже молчу о репутации. И кто компенсирует трату бюджетных средств, в огромных количествах, которые возникают либо из-за не профессиональности обвинения, либо в результате его предвзятого отношения к подсудимому?

Вопрос по домам, построенным Чукреевке, якобы на месте скотомогильника, то есть на костях, настолько серьезный, что требует более тщательного изучения, и самого широкого обсуждения в обществе. Насколько правомочно решать следствию и судьям можно там жить или нет, а не экспертам? Этот и другие вопросы я постарался выяснить у авторитетного адвоката, который работал по известному «делу Гамбурга» Олега Любушкина.

«То, что следователь Чуклин вызвал экспертов из Челябинска, говорит о том, что он понимал, что надо исследовать вопрос, надо разбираться. При этом к решению подошли формально. Мы же пытались назначить экспертизу в НИИ в Иркутске, там единственный за Уралом институт который занимается подобными проблемами (про сибирскую язву – прим. ред.). А вот почему был выбран Челябинск, возникает большой вопрос. Потому что заключение получили, то, которое хотели? Даже когда суд назначил экспертизу на месте, и мы приехали, там находился подполковник ФСБ, который формально не имеет отношения ни к стороне защиты, ни к стороне обвинения, и как бы присутствовать там не имеет права. Я еще не успел обжаловать эти действия, как получил официальный ответ от ведомства, что он, подполковник этот что-то там охранял. В справочниках 1955 года ( все документы есть в материале дела, прим. редакции) Дело в том, что в этом колхозе ( который располагался на месте «спорной» земли в пос Чукреевка, прим. редакции) проводились определенные мероприятия, которые проводятся при обнаружении сибирской язвы. Но в картах слова «сибиреязвенное нет», есть скотомогильник, он просто обозначается как объект, это с точки зрения земельного законодательства объект с особыми условиями: скотомогильники, кладбище. Вид разрешенного использования, там у них особое что-то специально, там должно быть санитарная зона вокруг него, а вокруг сибиреязвенного она в разы больше. И кроме всего прочего, споры сибирской язвы сохраняют жизнеспособность до 80 лет. Тем не менее, скотомогильник был. Судья даже две экспертных оценки принял, одну с тем, что там скотомогильника нет, и тогда стоимость земли оценивается в 166 млн. рублей, а вторая, что скотомогильник там был, и тогда стоимость составила бы всего 10 млн. рублей. Факта наличия скотомогильника на том месте не отрицал никто, при этом в расчет была принята цифра, как будто его там не было. Само признание факта скотомогильника очень не удобно для стороны обвинения, потому что, о каком обогащении тогда может идти речь, если эта земля не стоит фактически ничего?».

Олег Любушкин, адвокат.

Поделиться: