Большой и оправданный резонанс вызывает тема пенсий. Причем многие не вникают в детали, многие даже не понимают о чем речь. Это недоработка правительства и щедро спонсируемых им телевизионщиков. Надо же было объяснить, надо было Андрея Малахова и веселых старичков выпускать до афиширования реформы, а не после митингов по всей стране. И смешно и противно было смотреть, кстати, на то шоу. Нашли у кого спрашивать. Спросили бы еще у Кобзона, когда он пойдет на пенсию или у Валерия Леонтьева. Они вообще не уходят, они вечные, будут петь и танцевать всегда.

Спрашивать надо у рабочих, у колхозников нужно спросить, которые работают всю жизнь. От звонка до звонка, от получки до получки. У тех, кто кормит эту страну, а не у тех, кто ее танцует. Они и сила и правда, этой земли. Именно им важны эти 5 и 8 лет, и именно они их заслужили как никто. Кто-то, кто был в студии Малахова, работал на посевных, у станка стоял, кирпич в вечной мерзлоте клал? Не время от времени, а круглосуточно, круглогодично и так десятилетиями? Кто-то знает, что такое вот такой труд, который отнимает все силы, всю радость. Каждый лишний год такой работы – неимоверная тяжесть для людей. Каждый лишний год. Возможно, если бы они знали об этом раньше, или им бы объяснили, зачем это сейчас, они бы и успокоились. Поверили что так надо, в очередной стопятьсотпервый раз и успокоились.

Наше поколение еще называют потерянным. Потому что потеряли все. Сбережения, профессию, Родину, будущее, отчасти, веру. Я же помню, я был комсомольцем, и я понимал, что вот окончу институт, и пойду по распределению в Латвию или еще куда-то в хорошее место, инженеры технологи молока, такая востребованная профессия была. Только на втором курсе оказалось никому ненужной, это хорошо, что я уже тогда прифарцовывал помаленьку, а то тяжело было бы заканчивать. А как вдруг деньги, которые наши дедушки и бабушки копили внукам на машины и приданое превратились в никому ненужные фантики? А наша любимая Родина, которая защищала угнетенные народы Африки, плакала, слушая истории про переворот в Чили, как вдруг она превратилась в империю зла? Как вдруг в один момент мы стали стыдится страны, которой еще вчера гордились? Это сделали мы? Наше поколение? Мы развалили страну, довели ее до дефолта, отдали на растерзание? Для чего? Чтобы самим мучиться от голода и унижаться в поисках еды? Звучит громко. Но ведь был период времени, когда реально нечего было есть, мои ровесники со мной согласятся. Только не из всех сытых (по тем меркам) столиц, союзных, в том числе. А вся остальная страна ровесников.

И сейчас нам, именно нам, вот такое «подарок», типа вы не работали. Мы выживали, и мы выжили, и страна выжила вместе с нами. Так за что? Не знаю, и знать, если честно, не хочу, я никогда не рассчитывал на государство и не планировал ходить в собес. Но я знаю абсолютно точно, мы не пропадем. Мы не только потерянное, но и самое закаленное поколение. Нас не смог победить голод, нас не отравили спиртом «Рояль», паленой водкой и растворимой химозой «Инвайт», в который просто добавь воды. Мы смогли приспособиться, и преподаватели и инженеры вдруг стали челноками и торговцами, военные – сторожами и вахтерами, а спортсмены рэкетирами. Мы устояли под натиском поборов и побоев от милиции с одной стороны, и от «братков» с другой, а чаще одновременно. Вот мне это никогда покоя не давало, почему на одного человека, который зарабатывает, приходится столько нахлебников? И тогда и сейчас? Мы не отчаивались никогда, сажали картошку, скупали тушенку из украденного кем-то госрезерва, запивали все это цикорием, за отсутствием кофе и радовались. Новому дню, новой кассете с Ван Даммом, отмене талонов на сахар. Вот такие простые радости, для целого народа, когда- то очень богатой страны. И сейчас выживем и проживем долго. И будем счастливы. Всем на зло.

Однако моя жизнерадостная статья не означает, что не нужно бороться за свои права. Нужно, мы упустили свой шанс тогда, но теперь-то мы мудрее. Так что говорите, кричите, требуйте. А я с вами, хотя лично мне пенсия не нужна.

Поделиться: