Если кто-то помнит, в начале мая австралийский ученый Дэвид Гудолл решил воспользоваться процедурой эвтаназии и добровольно уйти из жизни. Его поступок стал резонансным: некоторые сетовали на то, что он не ценит жизнь, а некоторые считали, что он вправе самостоятельно ей распоряжаться, тем более учитывая тот факт, что многие годы ученый боролся за легализацию эвтаназии. Были и те, кто удивленно задавались вопросом: «А разве эвтаназию могут делать не только смертельно больные люди?».

В связи этим, назревает неизбежный вопрос: эвтаназия – это о чем вообще? О том ли, чтобы легально совершать суицид или о том, чтобы тяжелобольные люди могли избавить себя от мучений и боли, которая не отпускает их до последней минуты?

Вообще, эвтаназия – это медицинская практика прекращения жизнедеятельности человека, который страдает неизлечимым заболеванием и при этом испытывает невыносимые боли. Процедура прекращения жизни может быть выполнена только по просьбе больного. Так ли плохо это звучит? Неужели человек, испытывающий боль и знающий, что она неизбежно приведет его к смерти, не способен решить хочет ли он дальше бороться/мучиться или спокойно «уйти» во сне.

Неужели человек, испытывающий боль и знающий, что она неизбежно приведет его к смерти, не способен решить хочет ли он дальше бороться/мучиться или спокойно «уйти» во сне.

Вернемся к ученому. По его словам, жизнь перестала приносить ему радость. Его зрение ухудшилось, передвигаться стало сложнее. Взвесив все «за» и «против», он решил, что так будет правильно. Его добровольный уход из жизни состоялся под «Оду к радости», отрывок из Девятой симфонии Бетховена.

Можно ли сказать, что он поступил правильно? Он прожил 104 года, за которые построил успешную карьеру ученого и получил почетный орден Австралии. Его жизнь стала ему в тягость, и он принял решение закончить ее. Имел ли он на это право? По законам Швейцарии – да.

К слову говоря, Гудолл смог добиться того, чтобы и в его родной Австралии легализовали добровольный уход из жизни, правда, пока только в одном штате. Законопроект в штате Виктория вступит в силу в 2019 году. Однако все-таки большая часть мира запрещает практику добровольной смерти, несмотря на все, казалось бы, плюсы. С чем это связано не совсем понятно.

В странах, где разрешена эвтаназия действуют жесткие правила для проведения процедуры. В подавляющем большинстве существуют следующие условия: пациент должен страдать от неизлечимого заболевания, мучиться от невыносимой боли, не иметь абсолютно никаких шансов на выздоровление, высказывать свои желания о смерти на протяжении определенного промежутка времени и полностью находиться в здравом уме. Эти условия исключают возможность того, что умрет пациент с шансом на выздоровление или не по своему согласию.

Учитывая вышеперечисленное, можно прийти к выводу, что если придерживаться всех правил и условий проведения процедуры, то особо веских причин для запрета эвтаназии быть не должно, за исключением, конечно, религиозного аспекта. Тем не менее страны, которые дали «добро» добровольному уходу из жизни, можно пересчитать по пальцам. Возможно, медицинские ассоциации и государства просто не готовы признать права человека на смерть и, в какой-то мере, взять на себя ответственность за смерть пациента.

Поделиться: