Я представитель потерпевшей стороны Агасиев Евгений Азизович. Имею ВЫСШЕЕ ТЕХНИЧЕСКОЕ и ЮРИДИЧЕСКОЕ образования, а также опыт работы в ВАИ (военная автомобильная инспекция), дослуживший до начальника 107 ВАИ МО РФ. Водителя Митсубиши L200 я не безосновательно считаю главным виновником в гибели пешеходов.

Меня не было в Омске на момент трагедии, я был в г. Баку. Я приехал в Омск, через два дня после трагедии. Мне было не до общения со следователем, я занимался похоронами дочери. У меня имелись фото и видео материалы, проанализировав которые я сделал вывод, кто убийца пешеходов. На десятый день после трагедии я прибыл к следователю для допроса в качестве представителя потерпевшей стороны, был ознакомлен с постановлением о возбуждении уголовного дела по факту ДТП, с фабулой которого (…В результате контакта с автомобилем «Митсубиши L-200 2.5» опора светофорного объекта упала на тротуар и находившихся на нем пешеходов Дяченко Анастасии и Дяченко Антона…) - я был в корне не согласен, на что следователь уверил меня, что это первоначальная фабула, в ходе следствия она может быть изменена. Впоследствии следователь все материалы уголовного дела подводил под смысл первоначально сформулированной (ложной) фабулы. Для более детального установления обстоятельств ДТП я попросил старшего следователя ОРДТП СУ МВД России по г. Омску старшего лейтенанта юстиции Сковородко А.А. (далее следователь) ознакомить меня с протоколом осмотра и схемой ДТП. Следователь пояснил, что он предоставит данные документы, только при ознакомлении с материалами уголовного дела. Поинтересовался, где документы на переоборудование «Митсубиши L-200 2.5», следователь мне сказал, что их нет, но водитель этого автомобиля обещал подвести их позднее.

Автомобиль «Митсубиши L-200 2.5», водителя которого я считаю главным виновником в гибели пешеходов, был переоборудован, изменены технические характеристики, то есть: лифтованный (увеличенный дорожный просвет) с увеличенным диаметром колес, массой около 3000 кг., с усиленными металлическими бамперами и так называемым кенгурятником с лебедкой, относится к категории легковых автомобилей вагонного типа, которое является источником повышенной опасности для незащищенных пешеходов. По характеру повреждений автомобиля «Митсубиши L-200 2.5», я понял, что он не мог тормозить, скорость была превышена, иначе не хватило бы кинетической энергии, чтобы получить такие повреждения. После стало понятно, из видеофайла видеорегистратора автомобиля «Митсубиши L-200 2.5», водитель ни только не тормозил, он, наоборот, набирал скорость перед наездом на ВАЗ «21703». У автомобиля Митсубиши L200 деформирована вся передняя часть кузова, под водительским сидением у него поднялся пол – эти повреждения получены от контакта с опорой электроосвещения (об которую он был остановлен). В протоколе осмотра место получения пешеходами травмирующей силы следователь исправил замеры, а именно 2,9 метра от края проезжей части. На фото, которые у меня имеются, отчетливо видно, что пешеходы стояли не более метра от края проезжей части. Три метра или один – большая разница. Следователь же в схеме ДТП нарисовал, что они стояли под столбом (только для оправдания сформулированной им фабулы).

В течение месяца не было свидетелей. Я лично нашел одного, по фамилии Шрейдер, который мне рассказал, что он видел как «Митсубиши L-200 2.5» сбивает людей, я передал данную аудиозапись следователю через адвоката. После этого появились новые свидетели, вдруг, стали давать показания в защиту водителя «Митсубиши L-200 2.5». В дальнейшем Шрейдер изменил показания странным образом. Есть видео с регистратора «Митсубиши L-200 2.5», продолжительностью более 4 минут, за это время водитель «Митсубиши L-200 2.5» дважды превышал скорость свыше 80 км/ч, совершал опасные маневры. В момент ДТП: перед наездом на автомобиль приора водитель «Митсубиши L-200 2.5» совершил поворот руля вправо в сторону пешехода с выездом из полосы движения. Вылетел на тротуар, снес опору светофорного объекта, совершил наезд на пешеходов и опору электроосвещения. В ходе судебного заседания водитель «Митсубиши L-200 2.5» уверял всех, что не мог позвонить по телефону, потому что его трясло. Однако, Шрейдер пояснял, что Смолянюк И.П. свободно передвигался, разговаривал по мобильному телефону (отчетливо видно на фото очевидца Липатова), производил манипуляции со своим видеорегистратором, запись с которого была представлена следствию. Его супруга вообще не вышла из машины. При этом у них у обоих медицинское образование. И они даже не подумали попробовать помочь моей дочери (у которой прощупывался пульс) и ее мужу (который подавал признаки жизни).

ДТП на 24 северной

В ходе всего предварительного и судебного следствия, несмотря на неоднократные устные и письменные ходатайства потерпевшего Агасиева Е.А., всеми должностными лицами, призванными защищать интересы потерпевшей стороны, категорически отвергались доводы для назначения повторных экспертиз. То есть нигде не рассматривалось установление причинно-следственной связи действий каждого из водителей, участников ДТП с гибелью пешеходов Дяченко Анастасии и Дяченко Антона. Был только факт ДТП и виновник столкновения автомобилей, который поворачивал налево под запрещающий знак. А причинная связь действий водителя «Митсубиши L-200 2.5» - не устанавливалась: в протоколе осмотра не соответствует реальности факт разрыва левого переднего колеса автомобиля «Митсубиши L-200 2.5». Вдруг внезапно появившийся свидетель Макаревич говорила о том, что слышала, как колесо лопнуло. И следователь берет ее показания за основу. Но ведь есть доказательства, кстати, эти фотографии были приобщены к материалам дела уже в суде. На фото сделанном на месте ДТП очевидцем отчетливо видно, что левое переднее колесо автомобиля «Митсубиши L-200 2.5» целое и не спущенное. При осмотре вещественного доказательства автомобиля «Митсубиши L-200 2.5» и на фото в материалах уголовного дела, сделанных следователем отчетливо видно, что это порез, а не разрыв. Данный порез шины свидетельствует о покрывательстве вины Смолянюк И.П. Также данный факт повлиял на выводы автотехнической экспертизы, а именно вывод о том, что автомобиль «Митсубиши L-200 2.5» - стал не управляемым после контакта с автомобилем «ВАЗ 21703».

Транспортное средство «Митсубиши L-200 2.5» только лишь 07.11.2018 г. осмотрено, приобщено в качестве вещественного доказательства, а транспортное средство «ВАЗ 21703» как после ДТП, так и в период следствия не осмотрено и не приобщено в качестве вещественного доказательства. В протоколе допроса в качестве подозреваемого Ясинова О.В. от 15.10.2018 г. ст. следователем ОРДТП СУ МВД России по г. Омску старшим лейтенантом юстиции Сковородко А.А. указано на отсутствие капота и переднего бампера данного автомобиля, но как было установлено в суде, данный факт не соответствует действительности, также говорит о факте фальсификации доказательств, которые повлекли незаконное выведение автомобиля «ВАЗ 21703» из числа вещественных доказательств. Но по характеру повреждений «ВАЗ 21703» отчетливо видно, что «Митсубиши L-200 2.5» не столкнулся с ней, а просто переехал через капот. В ходе судебного разбирательства на это указывалось, но следователь во внимание этот факт не принимал. Ясинов О.В. в суде пояснил, что при допросе следователь его убедил подтвердить, что он, якобы самовольно снял капот и бампер.

ДТП на 24 северной

ДТП на 24 северной

Следователь и адвокат Гладун С.А. пытались убедить меня, что в данном уголовном деле так получается, что водитель «Митсубиши L-200 2.5» Смолянюк И.П. - невиновен. Следователь Сковородко А.А. при каждой нашей встрече задавал мне один и тот же вопрос - «Вы готовы встретиться со Смоленюк И.П.?» Встречаться зачем? Чтобы договариваться? О чем договариваться с человеком, который виновен в гибели моей дочери и ее мужа. Который вместо того, чтобы хотя бы попробовать оказать первую помощь пострадавшим, вызвать скорую и ГИБДД, просматривал запись своего видеорегистратора и разговаривал по мобильному телефону. Смолянюк И.П. был вызван в первомайский суд в качестве свидетеля для дачи показаний, на который он явился с адвокатом, чему был удивлен даже судья.

В ходе предварительного следствия у меня сложилось четкое убеждение, что действиями данного следователя кто-то постоянно управляет. Адвокат Гладун С.А. отказался от ознакомления с вещдоками при ознакомлении с материалами уголовного дела. После чего я принял решение заменить адвоката Гладун С.А. на адвоката Некрасову М.С. Я сам поехал знакомиться с вещественным доказательством «Митсубиши L-200 2.5», предупредив следователя, чтобы там не было посторонних. Но приехав на место, я увидел людей, которые находились возле «Митсубиши L-200 2.5». Я указал следователю, что передняя часть автомобиля явно замыта, на переднем правом углу капота по ходу движения имеется ржавчина, которая отличается по цвету(бурая), с которой, как известно, кровь смыть полностью невозможно. Я настаивал на проведение биохимической экспертизы. Ее не было. И фабула следствия не менялась, по-прежнему следователь во всем обвинял столб. Я представил замечания по уголовному делу: все пункты ПДД, которые нарушил Смолянюк И.П., следователь Сковородко А.А. эти данные проигнорировал. Следователь при назначении экспертиз умышленно не указывал, что автомобиль «Митсубиши L-200 2.5» переоборудован, а в вопросах ссылался на придуманную формулировку фабулы. Это имеет принципиальное значение, потому что характер повреждений в ДТП кардинально меняется в случае с легковым пикапом или автомобилем вагонного типа (к такому относится переоборудованный «Митсубиши L-200 2.5»).

В настоящее время приговором Первомайского районного суда г. Омска от 26.02.2019 г. Ясинов О.В. осужден по ч. 5 ст. 264 УК РФ, за которое назначено наказание в виде лишения свободы на срок 4 года 6 месяцев с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима, с лишением права заниматься деятельностью, связанной с управлением транспортными средствами на срок 3 года. Смолянюк И.П., автомобиль, которого сбил пешеходов, так и остался свидетелем.

Я писал жалобу в генпрокуратуру, расписал там все нарушения, которые выявил в входе предварительного следствия. Ещё во время предварительного следствия писал жалобы на действия (бездействия) следователя в управление собственной безопасности, в областную прокуратору. Была написана жалоба в областную прокуратору на действия государственного обвинителя в ходе судебного разбирательства. Мной подано заявление, начальнику специализированного следственного отдела по расследованию ДТП с летальным исходом Управления МВД России по Омской области, о возбуждении уголовного дела в отношении водителя «Митсубиши L-200 2.5» Смолянюка И.П. Также было заявлено ходатайство о возбуждении уголовного дела в отношении следователя по ст.303 УК РФ (фальсификация доказательств). А именно: в схеме ДТП указан тормозной путь, которого не могло быть, согласно записи видеорегистратора «Митсубиши L-200 2.5», на которой отчетливо зафиксировано, что автомобиль разгонялся с 38км/час (перестроение в правую полосу движения) до 68 км/час (остановлен опорой электроосвещения). Откуда может появиться тормозной путь в 12,4м., когда «Митсубиши L-200 2.5» резко набирает скорость?

ДТП на 24 северной

У меня почти не осталось эмоций. Хотя это сложно себе представить. Мне просто не понятно, как возможно такое безнравственное и циничное отношение со стороны должностных лиц, назначенных для защиты законных прав и интересов потерпевших? Молодой следователь, после каждого моего неудобного вопроса, выбегал из кабинета и бежал в сторону кабинетов своего руководства, очевидно советоваться.

Я хочу добиться правды, чтобы был наказан виновный в гибели пешеходов. Основываясь на свои знания и опыт, которые я имею, там вина двух водителей, вина водителя приоры в том, что он создал аварийную ситуацию, повернул налево под запрещающий знак, скорость у него была незначительная, водителя «Митсубиши L-200 2.5» Смолянюк И.П. при перестроении полосы в правую полосу нарушил правила дорожного движения, резкое ускорение не принятие мер для торможения, опасный маневр: вывернул руль вправо в сторону пешеходов с выездом из занимаемой полосы движения, причем он увеличивал скорость, а не тормозил. Любой адекватный водитель в такой ситуации жмет на педаль тормоза, а не газа. Но не Смолянюк И.П.! И неоказание помощи, по первому варианту показаний свидетеля Шрейдера, когда он подошел к моей дочери, у нее был пульс. То есть, возможно, своевременное оказание помощи могло бы спасти ей жизнь. Но Смолянюк И.П. не думал в тот момент времени, как помочь пострадавшим, думал о том, как отмазать себя.

Поделиться: