Куйбышевский районный суд на прошлой неделе арестовал до 22 июля адвоката филиала № 5 Омской областной коллегии адвокатов Сергея Гладуна. Чуть ранее под стражу сроком на два месяца заключили и начальника специализированного отдела по расследованию ДТП СУ УМВД России по городу Омску Алексея Липина.В отношении обоих региональный Следком возбудил уголовное дело по получению и даче взятки.

По данным правоохранителей, Липин, используя служебное положение, «предоставлял своему знакомому адвокату Гладуну за деньги информацию о произошедших в городе ДТП, личные данные пострадавших и другое. А также давал рекомендации потерпевшим обращаться за оказанием юридической помощи именно к Гладуну. Оперативники также выяснили, что Липин за взятку НЕОДНОКРАТНО помогал Гладуну в организации предварительной проверки и вынесении решения об отказе в возбуждении уголовного дела в пользу клиента, представляемого адвокатом, что подтверждается множеством доказательств, показаниями свидетелей и самих обвиняемых.

«Помог», как оказалось, Липин и в «справедливом» расследовании громкого ДТП на Герцена, в результате которого в сентябре прошлого года погибла молодая пара. Виновным в этой трагедии сотрудник полиции хотел сделать... упавший столб. Но, по мнению Евгения Агасиева, отца погибшей девушки, дело было сфабриковано. За решётку в итоге попал водитель, виновный в создании аварийной ситуации на данном перекрестке, а не Смолянюк И.П. - убийца пешеходов, который до сих пор остаётся на свободе и проходит по делу лишь в качестве свидетеля.

«Задержали Липина по обвинению в получении взятки 23 мая. Тогда и стало известно, что подчинённые ему следователи не безвозмездно формировали материалы предварительного расследования и «заказывали» заключения экспертов для принятия решения об отказах в возбуждении уголовных дел против явных виновников ДТП, - рассказывает Евгений. - Не надо быть семи пядей во лбу, чтобы понять схему работы этих лиц. Налицо все факты совместных действий следователя, адвоката и экспертов под контролем Липина, что уже очень похоже на ОПГ».

Напомним, что 16 сентября 2018 года водитель автомобиля «ВАЗ-21703», двигаясь по улице 24-я Северная со стороны улицы Орджоникидзе, при повороте налево на улицу Герцена столкнулся с ехавшим навстречу автомобилем Mitsubishi L200, в результате чего иномарка вылетела на тротуар.

О чём тогда рапортовали сотрудники ГИБДД и что тиражировали СМИ? Что L200 вылетел на тротуар и ВРЕЗАЛСЯ в стоящий у дороги столб, который от удара упал на двух пешеходов, в результате чего они и получили травмы, несовместимые с жизнью. Но Евгений Агасиев уверен, что молодых людей убил вовсе не столб, а водитель Mitsubishi L200. Именно он нарушил ПДД, резко ускорившись после перестроения в правый ряд и превысив допустимую скорость. Не применил экстренного торможения, уходя от столкновения с «ВАЗом», который выехал на запрещающий сигнал и знак. И повернул руль вправо, в результате чего просто снёс опору светофорного объекта и пешеходов. Остановил его уже столб электроосвещения.

Но в настоящее время, приговором Первомайского райсуда Омска водитель автомобиля «ВАЗ-21703» Ясинов О.В осужден по ч.5 ст.264 УК РФ и отбывает наказание в колонии общего режима, где он проведет 4 года 6 месяцев. А Смолянюк И.П., водитель L200 проходит по делу лишь в качестве свидетеля.

Кто, по-вашему, помог ему выйти сухим из воды и избежать наказания? Для Евгения Агасиева этот вопрос риторический.

«У меня два высших образования - техническое и юридическое. Большой опыт работы в военной автомобильной инспекции, поэтому я не на пустом месте делаю такие выводы.

На момент трагедии меня не было в Омске, я был в Баку. Приехал через два дня. И поверьте, в тот момент мне было не до общения со следователем, я занимался похоронами дочери. Но у меня были фото и видео материалы ДТП, проанализировав которые, я сразу сделал вывод, кто настоящий убийца.

К следователю для допроса в качестве представителя потерпевшей стороны я прибыл на десятый день после трагедии. Ознакомившись с постановлением о возбуждении уголовного дела по факту ДТП, я сразу сказал, что в корне не согласен с фабулой, которая гласила: «в результате контакта с автомобилем Mitsubishi L200 опора светофорного объекта упала на тротуар и находившихся на нём пешеходов». Но следователь тогда меня уверил, что это, якобы, первоначальная фабула и в ходе следствия она может быть изменена.

Фабулу в итоге не изменили. Более того, все материалы уголовного дела впоследствии подводились именно под эту формулировку. Понимая, что что-то идёт не так, я попросил старшего следователя ознакомить меня с протоколом осмотра и схемой ДТП. Но он мне сказал, что предоставит эти документы только при ознакомлении с материалами уголовного дела. А на мой вопрос, где документы на переоборудование Mitsubishi L200 ответил, что «их нет, но водитель обещал подвести позднее».

Сразу отмечу, что L200 были внесены изменения в конструкцию: увеличен дорожный просвет и диаметр колес, установлены усиленные металлические бампера и так называемый кенгурятник с лебёдкой. Более того, по характеру повреждений Mitsubishi L200 было видно, что автомобиль не мог тормозить, потому что скорость была превышена. Это подтвердила и видеозапись с регистратора иномарки, на которой было видно, что водитель L200 ни только не тормозил, он, наоборот, набирал скорость перед наездом на «Приору», что подтверждает и характер повреждений машины.

Еще одна несостыковка, которая сразу бросилась в глаза: в протоколе осмотра места получения смертельных травм пешеходами следователь указал, что погибшие стояли на расстоянии 2,9 метра от края проезжей части и прямо под столбом. Хотя на фото, имеющемся у меня, отчетливо видно, что стояли они не более, чем в метре от проезжей части.

Далее… в течение месяца, по утверждению следователя, не было свидетелей.Я в итоге лично нашёл одного, который рассказал, что видел, как Mitsubishi L200 СБИВАЕТ людей. Данную аудиозапись я передал следователю через адвоката Гладуна. Сразу после этого появились новые свидетели, которые начали давать показания в защиту водителя L200. Мой же свидетель в итоге тоже изменил показания. Но только сейчас я понимаю, что произошло это после хорошей «обработки» подчинёнными Липина.

Сам следователь, который вёл это дело, по каждому моему вопросу бегал «консультироваться» к Липину. После этого я слышал, что все мои предположения и вопросы – «полный бред, не имеющий здравого смысла». Что «…люди погибли от падения на них опоры светофора». Что «даже на столь оживленном перекрёстке и в разгар дня МОГУТ отсутствовать свидетели и записи с видеорегистраторов». Что у погибших «ОТСУТСТВУЮТ повреждения от контакта с ТС». А сам я «просто нахожусь в состоянии шока после ознакомления с заключением судмедэкспертизы и автотехнической экспертизы. А выведенный из числа вещественных доказательств «ВАЗ 21703» - это так и должно быть.

На видео с регистратора Mitsubishi L200, продолжительностью более 4 минут, видно, как водитель дважды превышал скорость свыше 80 км/ч и совершал опасные маневры. В момент ДТП перед наездом на «Приору» он поворачивает руль вправо в сторону пешеходов, вылетает на тротуар, сносит столб и наезжает на пешеходов и опору электроосвещения.

На суде Смолянюк уверял всех, что не мог даже позвонить по телефону, потому что его трясло. Но мой свидетель уверяет, что водитель L200 свободно передвигался, разговаривал по телефону и производил какие-то манипуляции с видеорегистратором, запись с которого была представлена следствию. А его супруга тогда вообще не вышла из машины. При этом у них у обоих медицинское образование. Но они даже не попытались помочь моей дочери, у которой ещё какое-то время прощупывался пульс, и ее мужу, который тоже подавал признаки жизни.

В ходе всего предварительного и судебного следствия, несмотря на неоднократно заявленные мной ходатайства, всеми должностными лицами, призванными защищать интересы потерпевшей стороны, категорически отвергались доводы для назначения повторных экспертиз. Никто не рассматривал причинно-следственные связи действий каждого из водителей, участников ДТП с гибелью пешеходов. Рассматривался лишь сам факт ДТП и виновник столкновения автомобилей, который поворачивал налево под запрещающий знак. А причинная связь действий водителя Mitsubishi L200 не устанавливалась.

Более того, в протоколе осмотра L-200 непонятно откуда появился факт разрыва левого переднего колеса. Хотя есть доказательства (и, кстати, суд их приобщил к материалам дела), что на фото, сделанном на месте ДТП одним из очевидцев, отчётливо видно, что указанное колесо целое и не спущенное. А на фото в материалах уголовного дела видно, что это порез, а не разрыв.

Вот, о чем свидетельствует этот факт? О явном покрывательстве вины Смолянюка. Потому что этот факт повлиял и на выводы автотехнической экспертизы, которая указала в заключении, что автомобиль Mitsubishi L200 стал неуправляемым после контакта с «Приорой». При этом сама «Приора» ни после ДТП, ни в период следствия не была осмотрена и не была приобщена в качестве вещественного доказательства. Зато в протоколе допроса Ясинова (водителя «ВАЗ 21703») указано, что у автомобиля отсутствовал капот и передний бампер. Хотя суд установил, что данный факт не соответствует действительности. И по характеру реальных повреждений «Приоры» четко видно, что L-200 не столкнулся с отечественной легковушкой, а просто переехал через капот.

Следователь и адвокат Гладун меня постоянно пытались убедить, что в данном уголовном деле Смолянюк невиновен. Неоднократно предлагали мне с ним встретиться. Но для чего? О чем я должен говорить с человеком, который виновен в гибели моей дочери и её мужа? Человеком, который, вместо того, чтобы хотя бы оказать первую помощь пострадавшим, вызвать скорую и ГИБДД, просматривал запись своего видеорегистратора и разговаривал по мобильному телефону. Опять же - с кем? Я постоянно в ходе предварительного следствия требовал от следователя выяснить, с кем именно вёл телефонные переговоры Смолянюк сразу после ДТП, на что регулярно получал отказы. В материалах уголовного дела эти отказы на моё ходатайство зафиксированы.

Мой адвокат Гладун тем временем отказывался знакомиться с вещдоками при ознакомлении с материалами уголовного дела, поэтому я принял решение заняться этим самостоятельно, а заодно и поменять адвоката. Приехав на осмотр Mitsubishi L200, я увидел людей, которые находились рядом с машиной. И сразу заметил, что передняя часть авто была явно замыта, но на капоте осталась ржавчина со следами крови, смыть которую полностью с такой поверхности невозможно. Я тогда настаивал на проведение биохимической экспертизы. Мне отказали. А фабула следствия осталась прежней: во всем виноват столб!

Я писал жалобы во все инстанции и ведомства, включая областную прокуратору и генпрокуратуру, расписывая все нарушения, которые выявил в ходе предварительного следствия. Лично принес господину Липину заявление на возбуждение уголовного дела в отношении водителя L200. В приложении к заявлению был полный комплект документов и фактов фальсификации уголовного дела следователем и факты вины водителя иномарки.Но вместо возбуждения уголовного дела в отношении Смолянюка, Липин прислал лишь отписку, не обращая внимания на новые факты в моём заявлении.

Надеюсь, что уголовные дела, возбужденные на днях в отношении Липина и Гладуна, позволят не только пересмотреть результаты этой страшной аварии, в которой погибла моя дочь и наказать истинного виновника, но и устранить главную причину невозможности добиться правды в раскрытии громких уголовных дел при совершении ДТП в Омске.

Фото: newsomsk.ru, 55.мвд.рф

Поделиться: