А ещё бизнесмен открыл секрет, кому он ежемесячно собирается материально помогать и зачем добивается доверия «бабушек-коммунисток».

– Юрий Валерьевич, на недавних праймериз в омский Горсовет, вы одержали уверенную победу над сопредседателем «Оплота» Глебом Летягиным, получив 72,3% голосов. В результате дружественные «Оплоту» СМИ вылили на вас ушат грязи, обвинив в нечистоплотности и прочих смертных грехах. И хотя официальные опровержения прозвучали, в том числе, и от секретаря регионального отделения «ЕдРа» Юрия Тетянникова, давайте всё же расставим все точки и проясним ситуацию.

– У «Оплота» была задача нас морально задавить. Но ситуация была ожидаемой. По предыдущим выборам мы видели, как они работают, поэтому заранее подготовились. На каждый избирательный участок поставили своих наблюдателей, чтобы избежать возможных провокаций. В итоге всё и пошло по ожидаемому сценарию. Приезжали группы людей с камерами, микрофонами и начинали задавать вопросы, на которые и не собирались получать ответы, вроде такого: «Юрий Валерьевич, а вот то, что здесь происходит – это законно?» и т.д. Или подходил какой-нибудь человек с телефоном, начинал грубить, оскорблять, провоцировать. Всё это в итоге было собрано в серию грязных публикаций. Но ни одно из заявленных нарушений в итоге не было подтверждено официально.

– Как вы в целом оцениваете эту победу?

– Откровенно, удивлен. Думал, что разрыв будет не таким большим… Но то, что за меня проголосовало 72,3% избирателей на участке – это реальный показатель доверия. Значит, я должен работать ещё больше.

– За счет чего удалось добиться такого результата?

– За счёт реальной работы на округе. Мы занимались детскими садами, школами, устраивали детям праздники, ставили детские площадки, дарили ребятам подарки на линейках и последних звонках, поздравляли учителей, врачей и воспитателей в детских садах – в общем, старались помогать и участвовать везде, куда нас приглашали и где требовалась помощь. Провели, к примеру, праздник, посвящённый Великой Отечественной войне. Продолжаем возить людей на экскурсии, в конце концов. Причём участвовать пришлось в жизни не только 11 округа, по которому я сейчас выдвигаюсь, но и 10, на котором я работал раньше и не собираюсь его бросать. Потому что люди привыкли, что ко мне можно обращаться за помощью, а я отказать не могу. Но всё же скажу сразу, я никогда никому ничего не обещаю, если знаю, что не сделаю. И соглашаюсь помочь только, когда понимаю, что могу сделать здесь и сейчас и своими силами.

– У вас учреждён благотворительный фонд «Добрые люди», который вы, как многие пытаются доказать, открыли перед выборами в Горсовет с якобы понятной для всех целью. С какой реально целью создавался этот фонд?

– Конкретной цели у него нет. Деньги мы на нём не зарабатывали и не собираемся. Но есть простая и понятная задача - помогать людям. В частности, фонд делает детские площадки, оказывает поддержку спортивным клубам, школам. Та же Федерация тхэквондо периодически просит у нас автобусы, чтобы возить детей на соревнования. Мы их предоставляем. Ну, и конечно, проводим экскурсии. Но работа, которую делает фонд, она велась и раньше. Создать НКО в 2016 году мы решили только потому, что те же экскурсии стали очень востребованными. Так что, говорить о том, что создавалась организация под выборы – неуместно. Там даже временные рамки не совпадают.

– Вы сказали, что экскурсии набирают популярность. Расскажите о них подробнее.

– Фонд «Добрые люди» проводит экскурсии для взрослых по Омску и области. Возим желающих в Ачаирский монастырь, Большекулачье, по различным городским храмам. Работает у нас очень талантливая и увлечённая экскурсовод, которая просто горит этой историей. Поэтому и посетители в восторге от поездок. Естественно, они рассказывают о нас, делятся впечатлениями. А учитывая, что история эта исключительно положительная, и люди охотно делятся эмоциями, получается, для работы на округе - это сильная вещь. Нас в итоге благодарят, поддерживают…

– Юрий Валерьевич, давайте поговорим о вашем бизнесе? Рынок заказных перевозок как себя сегодня чувствует? Точнее, как вы себя чувствуете на этом рынке?

– Рынок сформирован. И мы на нём лидеры, поэтому основной объём участников вынужден подстраиваться под наши условия. Чтобы получить хоть какое-то преимущество, конкуренты держать ценники на перевозки чуть ниже, чем у нас. И, если сейчас, к примеру, сами собьём цену до минимума, более мелкие компании просто не выживут.

– За счёт чего держите лидерство?

– Мы, как такси, можем предоставить автобус в любую точку города и области. Ну, и у нас всё идеально в плане документации, все машины оборудованы системой ГЛОНАСС, установлены тахографы. И, кстати, если говорить в целом о рынке перевозок, основные сложности создают не конкуренты, а скорее постоянное ужесточение законодательства и новые требования правительства. Та же «обязаловка» оснастить весь транспорт системой ГЛОНАСС, потом тахографами, потом блоками СКЗИ, которые стоят 30 тыс рублей, и их нужно менять каждые два года…. Внушительные в итоге суммы получаются. Понятно, что всё это ради безопасности, контроля и т.д, но по факту получаются вот такие серьёзные препоны федерального уровня, которые не каждому перевозчику по плечу.

– Я всё это спрашиваю к тому, что есть избитое мнение, что, если человек идёт в Горсовет, то идёт он туда прежде всего лоббировать интересы собственного бизнеса.

– Нет у меня никаких интересов лоббировать бизнес. Я пока и сам не знаю, зачем иду в политику. Просто попробовать для начала. Посмотреть, что там делают депутаты и как работают. И, если там всё так, как говорят, значит всё реально плохо, и ситуацию нужно менять. Ну а в целом, мне важно лично поучаствовать в жизни Омска.

У меня нет никаких интересов лоббировать бизнес. Я пока и сам не знаю, зачем иду в политику. Просто попробовать для начала. Посмотреть, что там делают депутаты и как работают. И, если там всё так, как говорят, значит всё реально плохо, и ситуацию нужно менять.

– Ну, это довольно размытое понятие, которым прикрываются все, кому не лень. Давайте конкретно говорить, чем вы будете заниматься. Может, дороги строить? Или крыши ремонтировать? А может просто кричать, что всё плохо.

– Нет, кричать я точно не буду. А, если конкретно – вот сейчас я, к примеру, понятия не имею, сколько денег тратят депутаты Горсовета на то, чтобы улучшить жизнь омичей. Строить те же детские площадки, песочницы, закрывать какие-то текущие проблемы и т.д. Мой опыт показывает, что для этого необходимо хотя бы 50 тысяч рублей ежемесячно. И на самом деле это нормальные деньги, на которые можно, к примеру, привезти 10 машин песка в детские садики. Это кажется ерундой, но, когда этот песок привозишь туда, где его уже лет десять не привозили, понимаешь, насколько это важно.

– Вы с таким умилением рассказываете обо всём, что касается участия в жизни детей. Может, и о своей семье расскажете?

– У меня трое детей. Шести, 16-ти и 20-ти лет. Два мальчика и девочка. А дети – это же наше будущее. И, учитывая, что 21 год я проработал в милиции, старшего сына я до трёх-четырёх лет почти не видел, поскольку сутками был на работе. Когда приходил, тот уже спал. Потом работал в управлении собственной безопасности. Там хоть и полегче было, но я понимаю, что в своё время многое не сделал для своих детей.

– Может, вы просто подсознательно пытаетесь это компенсировать через помощь другим детям? Потому что, в простое и бескорыстное желание кому-то помогать сейчас верится с трудом.

– Да я бы не стал искать в этом какой-то тайный смысл. Просто есть желание помогать, и я это делаю. Прихожу, к примеру, на встречу с людьми. А там бабушки, и все такие, как я их называю, «настоящие коммунистки». Начинаю с ними разговор и как только говорю, что я из «Единой России», сразу слышу – «да пошел ты...». Я им: «стоп, стоп, стоп, давайте разбираться». Начинаем говорить о семье, о себе, о позиции, о ценностях. В итоге слышу: «Ну, смотри, мы тебе верим, но, если проголосуем, а ты обманешь, мы вообще в людей перестанем верить». Ну, и как после этого я могу кого-то обманывать? Особенно, если учесть, что сегодня процентов 90 людей уже и так ни во что не верят. В том числе потому, что к ним уже когда-то кто-то приходил, наобещал и не сделал. А мне зачем это надо? Я же понимаю, что приду к этим людям ещё раз через три года, через пять лет, что я им скажу? И что услышу в ответ? Поэтому мне очень хочется сломать этот стереотип и поменять отношение людей к депутатскому корпусу и к людям в целом.

...как только говорю, что я из «Единой России», сразу слышу – «да пошел ты...». Я им: «стоп, стоп, стоп, давайте разбираться». Начинаем говорить о семье, о себе, о позиции, о ценностях. В итоге слышу: «Ну, смотри, мы тебе верим, но, если проголосуем, а ты обманешь, мы вообще в людей перестанем верить»

– А «бабушки-коммунистки» - это…

– .. это те, кто вырос в Советском союзе и до сих пор верит в красный флаг. Они всё ещё считают, что коммунисты сделали много, а «Единая Россия» пришла и всё развалила. И теперь ничего не даёт сделать. Потому что коммунистов меньшинство, а нас большинство. В эти моменты я задаю один вопрос: «Вы знаете хоть что-то в Омске, что сделал коммунист?». Никого при этом даже не пытаюсь обвинять или ругать. Просто говорю: «смотрите и делайте выводы сами». Простой пример: в 2016 году на выборах в ЗС один коммунист, действующий депутат Горсовета, пошёл по одному округу с единороссом, действующим депутатом Заксобрания. Избирательный округ – 4000 избирателей. Этот коммунист в итоге проиграл единороссу 300 голосов. А в 2017 году он уже пошёл со мной на выборы по тому же округу. В итоге проиграл мне 1,5 тысячи голосов. И это при том, что изначально мы с ним договорились работать без грязи и ничего друг на друга не наговаривать. Но в их партийной газете вскоре про меня вышла статья, что я, якобы, иду в Горсовет лоббировать интересы своего бизнеса. А на первой полосе мой оппонент во всей красе. Я тогда возмутился - договорились же. Он тогда спрыгнул, сказал, «это всё редактор», он ничего, якобы, не знал. И в итоге проиграл мне 1,5 тысячи голосов. После этого я у него спросил, что конкретно он для людей сделал? Может, газоны покосил? Или заборы покрасил? Или просто в своей газете рассказывал, какой ты хороший?». А ведь это уже давно не работает. Потому что важна не партийная принадлежность. Любой флаг несёт человек. И в любой партии есть и нормальные депутаты, которые работают, и те, кто, если что-то и делает, то только для себя.

– С молодёжью проще общаться?

– Она, может, чуть наглее, но общаться с молодыми действительно проще. Бывает, прихожу на встречу, а ко мне пацан такой нагловатый с телефоном лезет и говорит на камеру: «Ну, что, депутат, пойдем я тебе покажу наш подвал, понюхаешь, как у нас там г-ом воняет». Я ему говорю: «А вот тебе самому не противно так себя вести? Для чего это делаешь? Давай и ты тогда тоже со мной пойдёшь и что-нибудь понюхаешь. Тебе это приятно будет?». И всё, сразу успокаивается. Или помню, на какой-то встрече молодая девушка мне заявляет: «Вы тут возле моего дома стоите, возьмите и уберите отсюда мусорный контейнер». Я ей: «А почему я его должен убирать? Я не управляющая компания». А вообще, если вижу, что люди не готовы нормально общаться, разворачиваюсь и ухожу. Голосуйте, за кого хотите. Но и не жалуйтесь потом, что всё плохо. С одной стороны понятно, что люди уже не идут только на рассказ, им нужны реальные дела. И я их делаю. Пусть на первый взгляд они кажутся мелкими, незначительными. Но они же в итоге накапливаются, становятся более заметным. Я так прикинул, что на те же 50 тыс рублей я каждый месяц смогу ставить по две-три горки во дворах и за пять лет оборудовать все дворы в своём округе. Кому-то это покажется мелким, а кому-то принесёт радость. В любом случае, от таких мелочей больше толку, чем от потраченных на билборды с лицами депутатов, миллионов.

На те же 50 тыс рублей я каждый месяц смогу ставить по две-три горки во дворах и за пять лет оборудовать все дворы в своём округе. Кому-то это покажется мелким, а кому-то принесёт радость. В любом случае, от таких мелочей больше толку, чем от потраченных на билборды с лицами депутатов, миллионов.

– Поделитесь своими главными жизненными принципами?

– Главный один: относиться к людям так, как хочешь, чтобы относились к тебе. Хочешь, чтобы тебя ругали, сам ругай. А хочешь, чтобы доверяли, учись и сам этому. А в целом я не приемлю обман. Возможно, это отпечаток моего прошлого – я больше 20 лет проработал в оперативных подразделениях УВД, где мог спокойно своему коллеге подставить спину. Потому что тогда не было предательства. Зато были крепкие стабильные коллективы. У меня за пять лет могло максимум человека три-четыре поменяться. Все друг друга знали и понимали, кто на что способен. Сейчас я всё это пытаюсь воспитывать в своих детях. Стараюсь им больше доверять, не подвергать жесткому контролю. Конечно, я знаю, с кем они общаются, но так, чтобы указывать, что им делать и с кем общаться, такого нет. Поэтому со своей стороны ненавижу, когда и мне врут. Я согласен: если что-то хочешь скрыть, лучше просто промолчи. Потому что любая ложь всё равно всплывёт.

– Но ведь помимо воспитания в семье, есть ещё и то самое общество, которое уже совсем не похоже на то, в котором выросли вы.

– Здесь скажу банальную вещь: скажи мне, кто твой друг, и я скажу, кто ты. Дети же всё равно видят и понимают, с кем мы общаемся и как себя ведём с теми или иными людьми. Я вот, к примеру, каких-то нечистоплотных людей стараюсь просто исключить из своего общения. Надеюсь, дети это видят и просто этому учатся.

- Не было желания уехать из Омска? Ладно, у вас здесь бизнес. А у детей есть будущее?

– Лет 10-15 назад мы думали об этом, сейчас уже нет. Рассматривали тогда разные города, за исключением Москвы, конечно. Не люблю этот город. Когда я возвращаюсь из Москвы в Омск, просто не могу надышаться. Хотя, конечно, у Омска немало проблем. Приезжаешь в ту же Тюмень, а там чисто. Но неужели мы не можем провести свет, сделать дорожки и поставить урны на улицах? Это же не стоит огромных денег. А люди, между тем, именно об этом чаще всего и просят. Не повышения зарплаты, ни чего-то ещё, а банального комфорта и уюта. И ещё вопрос: почему одна и та же вакансия по-разному оплачивается в Омске, Москве или в каком-нибудь, к примеру, Муромцевском районе? Люди ведь везде одинаково делают одну и ту же работу, но получают за это где-то 15 тыс. рублей, а где-то 50? Они что едят по-разному? Или у них потребности другие? Это неправильно. Но и мы это изменить не можем. Но с другой стороны и для самих людей стало исчезать понятие РАБОТА. На первое место выходит ЗАРПЛАТА. Стало нормой думать, если я вышел на работу и целый день, к примеру, просидел в телефоне, мне всё равно должны заплатить. Но что ты для этого сделал? С нами работают водители, которые готовы реально отдавать себя работе, чтобы больше получать. Но есть и те, кто просит: «Ты меня не дергай. Я получаю свои 15 тысяч, и мне нормально». А потом мы удивляемся, почему те же узбеки или китайцы наводняют рынок. Да потому что они не боятся работать. И работают. Получая в итоге нормальные деньги.

– Давайте закончим на позитивной ноте. Вы идёте в Горсовет, верите в победу?

– Верю, но повторяю: у меня нет волшебной палочки и я не могу просто исполнять чьи-то желания. Но отношение людей к депутатскому корпусу я намерен поменять. Чтобы моя фамилия вызывала только уважение. Я хочу прожить свою жизнь не зря.

Фото:личный архив Юрия Арчибасова, superomsk.ru, sofia-sfo.ru, today.com,papakarlo.kherson.ua

Поделиться: