Мы рассматриваем наш внутренний мир как данность, не замечая того множества процессов, из которых он складывается. Да и сама психология не предложила ещё всеобъемлющей и окончательной теории.

Белые пятна на карте психики населены домыслами и мифами, которые недалеко ушли от первобытной мистики. А потребность в психологической помощи стремятся обеспечить не только профессионалы, но и разномастные шарлатаны. И если первые (психиатры и психотерапевты) лечат психические расстройства и помогают решать психологические проблемы, то вторые на них паразитируют, и по своей сути бесполезны или вредны.

Трагедия психотерапии заключается в том, что различить добросовестный подход, не имея целостного представления о психологии и практике психотерапии сложно. А с точки зрения рекламной притягательности именно мошенники оказываются впереди: они обещают больше, источают восторг и создают уверенность в чуде.

С точки зрения рекламной притягательности именно мошенники оказываются впереди: они обещают больше, источают восторг и создают уверенность в чуде.

Я не буду заострять внимание на прописных истинах. Вроде того, что следует обращаться к профессионалам, имеющим соответствующее образование, и при этом осознавать цели своего обращения, стремится к научно-обоснованным и принятым в сообществе профессионалов подходам и т.д.

Мне нравится объяснять от противного. Поэтому я расскажу про ту деятельность, которую профессиональный психотерапевт избегает или категорически для себя не приемлет, но которая прекрасно подходит для мошенничества.

Идеологически адепты «попсовой» психологии, в том числе экстрасенсы, псевдорелигиозные организации и бизнес-сектанты объединены одной идеей — о силе позитивного мышления. Отличаются они только степенью маргинальности.

Все они так или иначе транслируют то, что реальность зависит от того, насколько «положительные» мысли или эмоции испытывает человек. Соответственно, чем более яростно ты позитивен, тем больший тебя ждёт успех. Логичным следствием этого правила жизни является то, что когда реальность оказывается недостаточно положительной, то виноватым оказываешься всегда ты сам, поскольку недостаточно искренне и сильно хотел, или испытывал негативные эмоции, или впустил в себя нечистую силу и всё остальное, на что хватит фантазии у гуру или у твоей собственной низкой самооценки. Конечный продукт такой «психологии» — это человек, изображающий веру, оптимизм и жажду деятельности снаружи и считающий себя ничтожеством в душе, будучи уверенным, что ничего уже не хочет.

Конечный продукт такой «психологии» — это человек, изображающий веру, оптимизм и жажду деятельности снаружи и считающий себя ничтожеством в душе, будучи уверенным, что ничего уже не хочет.

Еще одной опорой этого «позитивного» мышления является универсальный рецепт счастья (богатства, здоровья, власти), который подходит всем без исключения. Этот рецепт исходит не из реальных потребностей и индивидуальности конкретного человека, а из идеологии, которую упорно вбивает своей доверчивой аудитории очередной гуру.

Добросовестный психотерапевт вообще не оперирует моральными категориями. Где начинается морализаторство, заканчивается и простое человеческое понимание и психотерапия.

Мифология позитивного мышления подразумевает чудесное преображение или исцеление. Чудо должно происходить мгновенно, сопровождаться восторгом и прозрением. Чудеса не требуют разумного обоснования и доказательств, зато обязательно сопровождаются свидетельствами.

Как это ни странно, но замечательные отзывы и истории успеха в рекламных проспектах или озвученные публично на семинарах имеют минимальную ценность, поскольку могут искренне создаваться у клиента мошенника самой схемой «позитивного» мышления. Ведь, если ты недостаточно веришь или сомневаешься, то, согласно «позитивному» мышлению, ничего хорошего с тобой не произойдет. Следовательно, нужно особо акцентировать внимание на любых «чудесных» мелочах. Можно даже неосознанно исказить реальность для пользы дела.

Если ты недостаточно веришь или сомневаешься, то, согласно «позитивному» мышлению, ничего хорошего с тобой не произойдёт.

Реальность такова, что психологическое благополучие, богатство, талант или навыки не приобретаются мгновенно, а лечение не имеет ничего общего с исцелением. Даже если не исключать возможность чуда, то логичен скепсис к людям, которые утверждают, что творят исцеление любого рода на систематической основе. Это немного противоречит идее чуда как безусловного и редкого события.

Зато не так редки разнообразные «психологические спецэффекты»: состояния изменённого сознания, необычные яркие эмоции, чувство особого единения в группе, которые достаточно легко вызвать у подготовленной аудитории, у человека, который испытывает тревогу и цепляется за любую надежду, или просто у доверчивой души.

«Спецэффекты» могут сопровождать добросовестную психотерапию, они являются одним из её инструментов, но никогда — самоцелью. Клиенту, который настроен на чудесное переживание и мгновенное преображение, вместо осознания и работы над своей проблемой, психотерапевт не даст желаемого. Здесь уместна аналогия с наркотиками: их даёт и драг-дилер и врач, но в различных ситуациях и с различными целями.

Аналогия тем более хороша, поскольку гуру заинтересован в зависимости своих адептов от него. Классическое определение аддиктивного (зависимого) поведения звучит так: «уход от реальности через изменение своего психического состояния». Объет зависимости (будь то наркотик, или игра в казино, или семинары по успеху) даёт лишь временное улучшение, являясь бегством в иллюзию, пока сам неуклонно создаёт проблемы, от которых придётся снова бежать.

Клиенту, который настроен на чудесное переживание и мгновенное преображение, вместо осознания и работы над своей проблемой, психотерапевт не даст желаемого.

Одной из задач психотерапии является профилактика возможной зависимости клиента от психотерапевта, поскольку это противоречит самой идее психического здоровья.

Как это ни странно, но психическое здоровье — это не переживание только положительных эмоций, а скорее степень того, насколько человек согласован с реальностью. Это умение быть самостоятельным и конструктивным в том, что можно сделать и в то же время умение принять то, что изменить невозможно.

Психическое здоровье — это не переживание только положительных эмоций, а скорее степень того, насколько человек согласован с реальностью.

Психика устроена так, что умеет защищать себя от неприятных переживаний: искажать и прятать от сознания реальность и собственные потребности и чувства. На короткой дистанции это чаще полезное умение. Но чем больше таких защит существует, тем более проблемной и несчастной в более длительной перспективе становится жизнь человека. Поэтому хорошая психотерапия направлена на постепенное устранение психологических защит, а не на их создание и укрепление.

Если говорить о психологической культуре, то на мой взгляд, в последние годы она возрастает. Экстремисты «позитивного» мышления теряют популярность, и я надеюсь, что всё меньше людей завтра будет в томительном ожидании плодов денежного дерева на поле чудес.

Фото: pixabay.com

Поделиться: