Погружаются в батискафе на дно океана, например. Или же усмиряют провокаторов псевдомитингов в столице. А ещё приглашают на парад страдальцев из затопленного Тулуна.

А что тут душой кривить – катастрофы ведь действительно нет. Подумаешь, пара-тройка миллионов гектаров тайги горит. Но населённым пунктам огонь не угрожает. А, если кто из-за смога переживает, можно и дома посидеть пару дней. Ну, или маску купить. В первый раз что ли?

Конечно, не в первый – сибирская тайга горела и раньше. Не гонять же из-за этого каждый раз дефицитные БЕ-200? Их и так мало. А толку почти никакого. Дойдёт огонь до тундры, сам погаснет…

Дальше я, пожалуй, воздержусь от желания переметнуться на одну из сторон этой неоднозначной баррикады. На всякий случай прихвачу лишь белый флаг, чтобы в нужный момент хотя бы прикрыться от стыда и ядовитого смога. А все факты «за» и «против» просто вывалю на суд аудитории. Решайте сами, на чьей вы стороне. Но дня начала подкину немного статистики.

По данным Авиалесоохраны, лесные пожары сейчас зафиксированы в 10 регионах страны: в Иркутской и Тюменской областях, в Красноярском, Хабаровском, Пермском и Забайкальском крае, в Якутии, Бурятии и в Ямало-Ненецком АО.

Общая площадь лесных пожаров, согласно данным космического мониторинга, на сегодняшний день составляет около 3 млн га. Самая большая площадь возгорания в Якутии – более 1,2 млн га, в Красноярском крае горит около 1 млн га, в Иркутской области – более 700 тыс га.

На тушении лесных пожаров, по данным Авиалесоохраны, задействовано 2 тысячи 715 человек, 343 единицы техники и 28 воздушных судов.

Теперь разберёмся, почему НЕЦЕЛЕСООБРАЗНО тушить удалённые лесные пожары

1. Потому что нечем

С 2011 года МЧС России получило всего 12 противопожарных самолётов-амфибий Бе-200. Тех самых, о которых СМИ периодически писали, рассказывая, что мы их поставляем в США, Китай, Индонезию, Чили и куда-то там ещё. Но в арсенале МЧС есть и другие отечественные самолёты. Правда, они не все оснащены противопожарным оборудованием.

Но дело даже не в этом. Просто представьте: ну, что реально могут сделать с тремя миллионами га пылающей тайги даже 20 или 50 самолётов, способных принять на борт не более 12 тонн воды?

2. Потому что незачем

Специалисты уверяют, что 90% пожаров приходится на труднодоступные районы, где стоимость тушения превышает размер возможного ущерба. Поэтому возгорания тушатся только в том случае, если они представляют угрозу населённым пунктам или объектам инфраструктуры.

По словам руководителя противопожарной программы «Гринпис России» Григория Куксина, такую практику узаконили ещё в 2015 и «исторически» она сложилась от... бедности: «нет денег, нет топлива и нет самолетов, чтобы забрасывать пожарных на удалённые территории», – отметил эксперт и пояснил, что ещё с советских времен многие пожары не тушились, потому что не было космического мониторинга, поэтому пожары просто никто не считал.

Такую практику узаконили ещё в 2015 и «исторически» она сложилась от... бедности: «нет денег, нет топлива и нет самолетов, чтобы забрасывать пожарных на удалённые территории»

Советник главы Рослесхоза Александр Агафонов ситуацию объяснил на пальцах. «Смотрите сами, – сказал он, – ближайшая точка базирования самолёта МЧС находится в 500 км от пожара в тайге. Он летит туда-обратно, чтобы сбросить небольшой объём воды. Что в итоге? Мы просто разоримся использовать авиацию для таких целей».

Вот конкретная цифра. В 2019 году комиссия МЧС приняла решение прекратить работы по тушению 347 лесных пожаров, зафиксированных в зоне контроля. Прогнозируемые затраты на их тушение составили 1,3 млрд рублей. А прогнозируемый ущерб лесному фонду оценили всего в 60 млн рублей.

Прогнозируемые затраты на тушение составили 1,3 млрд рублей. А прогнозируемый ущерб лесному фонду оценили в 60 млн.

3. Потому что не на что

Решение об отказе тушить лесные пожары в каждом отдельном случае принимают региональные власти. Потому что федеральные деньги, которые закладываются на охрану леса, выделяются, как оказалось, без учёта зон контроля. Поэтому регионы должны сами решать, тушить им лес на собственные средства, или же принимать решение, что денег нет и просто забивать на пожары в зонах контроля. Вот и подумайте, разве могут найтись в регионах «лишние» деньги, чтобы впуливать их туда, куда можно не впуливать.

4. Потому что... айсберги

Губернатор Красноярского края Александр Усс на прошедшем недавно форуме «Бирюса-2019» сообщил, что лесные пожары в регионе – это «обычное природное явление». Поэтому бороться с подобными стихиями бессмысленно.

Усс так же напомнил, что в лесах есть зоны контроля, где пожары «по определению не тушатся». Речь, по его словам, идёт в основном о северных территориях, где пожары часто возникают из-за грозовой активности. «Вот если у нас зимой холодная погода и возникает метель, никому же не приходит в голову топить айсберги, чтобы у нас было потеплее. Вот нечто похожее, думаю, применительно и к лесным пожарам в зоне контроля. Поэтому дело здесь не в правительстве. А в том, что это обычное природное явление, бороться с которым бессмысленно, а может даже где-то и вредно», — сказал Усс.

Если у нас зимой холодная погода и возникает метель, никому же не приходит в голову топить айсберги, чтобы у нас было потеплее. Нечто похожее применительно и к лесным пожарам в зоне контроля

Чуть ранее губернатор Красноярского края так же заявлял, что пожары были, есть и будут не только у нас, но и во всем мире. И тушатся они в основном «естественным путем — выпадением осадков».

ЧТО С ЭТИМ ДЕЛАТЬ?

  1. Если спилить и продать всю сибирскую тайгу не получилось, можно просто подождать, когда сгорит половина и со спокойным сердцем и чистой совестью вывезти в Китай оставшуюся.

  2. Позволить огню не останавливаться на достигнутом (при необходимости, разогнать тучи), чтобы в дальнейшем не переживать о поездках в «столицы и заграницы» и не вздрагивать от слова «уголовная ответственность».

  3. Уволить всех назойливых советников и закрыть непокорные СМИ, которые рекомендуют проявить участливость и съездить-таки на экскурсию в естественную среду обитания электората, чтобы своими глазами увидеть сквозь непроглядный смог (кто вообще мог такое придумать?) реальные условия проживания.

Теперь разберём, почему тушить удалённые лесные пожары ЦЕЛЕСООБРАЗНО

1. Потому что это может стать причиной глобальной экологической катастрофы

Учёные уверяют, что количество пожаров и их площади ежегодно растут, а процессы лесовосстановления остаются неизменными. Если проще, то лес не может восстанавливаться быстрее, чем за 50, 75 или даже 100 лет. В связи с этим уже в ближайшее время может случиться тот самый накопительный эффект, который уже просто не позволит лесу восстановиться естественным образом. И эта точка невозврата очень близка.

«Пожары в Красноярском крае и в Сибири – это проблема даже не федеральная, а в масштабах всей планеты. Потому что леса Сибири, северные леса, они являются одной из важнейших составляющих глобального баланса углерода, а значит, восстановления свежего воздуха. Те же леса экваториальной зоны – они поглощают столько же кислорода, сколько и вырабатывают, поэтому не являются источниками того, что нам требуется. Понятно, что горит по всему миру – и в Америке, и в Африке, и в Европе. Но там горят кустарники, оливковые рощи, а здесь горят лёгкие планеты» - заявил Евгений Пономарев, старший научный сотрудник Института леса имени Сукачева СО РАН при ФИЦ Красноярского НЦ СО РАН

Леса Сибири, северные леса, они являются одной из важнейших составляющих глобального баланса углерода, а значит, восстановления свежего воздуха.

2. Потому что это опасно для здоровья

Жители населённых пунктов, которые накрыл смог от пожаров, дышат токсичными продуктами горения. Но их никто не спешит эвакуировать, несмотря на серьёзный риск здоровью. Между тем специалисты прогнозируют, что в этом году, учитывая масштабы пожаров, количество выхлопа углеродосодержащих газов в атмосферу может составить РЕКОРДНЫЕ 200 млн тонн в год. Для сравнения: ежегодно этот показатель не превышает 20 млн тонн.

3. Потому что пожары разрушают систему теплообмена атмосферы, напочвенного покрова и мерзлоты.

Чем это грозит? Потерей сложившихся лесных биогеоценозов, в числе которых заболачивание территорий и протаивание мерзлоты. А что у нас в мерзлоте? Огромные запасы метана, которые в случае попадания в атмосферу ведут к усилению того самого парникового эффекта.

ЧТО ДЕЛАТЬ?

1. Помолиться о смене погоды и затяжных ливнях. Правда, синоптики ближайшие ливни прогнозируют только на осень. В том числе потому, что пожары такого масштаба сами влияют на погоду, образуя устойчивые разогретые шапки, которые «заставляют» дожди обходить эти места стороной, что, кстати, может провоцировать наводнения в других районах.

2. Стать 130-ти тысячным подписчиком петиции, призывающей ввести на территории всего СФО режим ЧС и привлечь тем самым дополнительные силы и деньги из федерального бюджета для борьбы с огнём. При этом не забывать, что в Иркутской области, Красноярском крае и отдельных районах Бурятии и Якутии режим ЧС уже введён. Что-нибудь там поменялось с тех пор?

3. Самостоятельно заняться поиском денег на борьбу с огнём. Где? Ну, видимо, там же, где, к примеру, нашлись 30 млрд руб на реализацию всего одного проекта по благоустройству Москвы под названием «Моя улица».

4. Осознать, что тушение таких пожаров только на первый взгляд кажется экономически более затратным, чем ущерб от них. Потому что ущерб может быть не сиюминутным. Только навскидку прикиньте, сколько может стоить потеря всего одной тайги и нарушение равновесия в экосистеме ВСЕЙ планеты. Мне кажется,совсем не дёшево.

Григорий Куксин, руководитель противопожарной программы «Гринпис России»:

– Подход к тушению пожаров с точки зрения экономической целесообразности губителей, и именно он стал причиной нынешней катастрофической ситуации. Пожары вовремя не потушили в зародыше, сэкономив средства, а теперь масштаб трагедии таков, что уже и деньги не помогут.

Георгий Фёдоров, глава Центра социальных и политических исследований:

– В данном случае я не исключаю, что это был поджог. Потому что несколько месяцев назад были скандалы по вывозу леса из Иркутской и других областей в Китай. На федеральном уровне видимо обеспокоились этими вопросами. Потому я не исключаю, что пожароопасная ситуация была специально запущена, чтобы потом массовое воровство леса списали на пожар и ничего нельзя было проверить.

Пожары вовремя не потушили в зародыше, сэкономив средства, а теперь масштаб трагедии таков, что уже и деньги не помогут

Сергей Кондаков, омский политик и общественный деятель

– Раньше была государственная лесная охрана, которая реально занималась охраной леса. Лес разбивался на кварталы, между которыми прорубались просеки и противопожарные разрывы. По ним делались минерализованные пропашные полосы, которые реально спасали и при низовых пожарах и при верховых – от них можно было пускать встречный пал. Но самое главное – в каждом селе было два-три лесника, которые обнаруживали пожары на ранней стадии и большинство их ликвидировали своими силами. Лесников в итоге разогнали, систему госохраны разрушили. Никакой и ничьей ответственности действующее законодательство теперь не предусматривает. Ни за неоправданное включение лесов в «зону контроля лесных пожаров». Ни за неоправданный отказ от тушения лесных пожаров на ранних стадиях их развития в «зонах контроля». Захотели - отказались, никто в итоге ни в чём не виноват, даже если отказ привёл к развитию чрезвычайной ситуации. И Рослесхоз ровным счётом ничего сделать с этим не может.

Лесников в итоге разогнали, систему госохраны разрушили. Никакой и ничьей ответственности действующее законодательство теперь не предусматривает

Алеся Григорьева, президент Ассоциации по защите интересов семьи «Детство. Отцовство. Материнство»

– Деньги на тушение пожаров искать не надо. Надо просто попросить депутатов ГосДумы стать хотя бы на месяц волонтерами. У них сейчас как раз отпуск, пусть поедут в Сибирь, отдохнут, подышат свежим таёжным воздухом. Проезд у них по всей стране бесплатный. А, если понадобится какая-то техника или снаряжение, думаю, они найдут всё это без проблем. И пока депутаты не увидят всё своими глазами, не поймут истинные масштабы катастрофы, они и не будут искать в бюджете средства на ликвидацию последствий. Потому что из кабинетов в Москве просто не видно нашу сибирскую беду.

Фото: stolica-s.su, gazeta-n1.ru, margaretgarland.blogspot.com, gritdaily.com, yuga.ru, hmfckickback.co.uk, krasnews.iconsystems.ru, m.accuweather.com, newsland.com, leggy-meggy.blogspot.com

Поделиться: