Есть такой замечательный проект «Хранители детства». Там школьникам помогают определиться с профессией, и там я выступаю каждый год. После очередной встречи, ещё раз убедился, что дети задают самые правильные и самые честные вопросы, отвечая на которые, я понимаю, что встречи эти нужны больше мне, чем им.

Вот бы неплохо пиарщикам руководителей нашего региона так же общаться с молодёжью. А ещё лучше это делать самим руководителям. Хотя бы раз в год. Хотя бы пару часов. Может быть тогда они бы поняли, о чём думает наша молодежь, наш будущий избиратель. Поняли бы, что подрастающее поколение не смотрит ТВ и не читает поликорректные проплаченные СМИ. Зато смотрит «вДудь», подписывается на Навального и читает GLAGER.ru (половина наших читателей — люди до 35 лет). А ещё наша молодежь сидит в VK и инсте. В общем там, где вас нет. А, если вы там и есть, то вам просто не верят. Потому что не работают с молодёжью стандартные технологии. Потому что не верят они ни соловьевым, ни киселевым. Я понимаю, вы сейчас можете подумать, а зачем оно нам надо? Мол, мы же всё равно не досидим на своих местах до того момента, когда школьники станут избирателями. А, если и досидим, где гарантия, что они, закончив школу, не свалят голосовать в Москву...

Подрастающее поколение не смотрит ТВ и не читает поликорректные проплаченные СМИ. Зато смотрит «вДудь», подписывается на Навального и читает GLAGER.ru

Первый вопрос — «А вы пиарите только хороших людей или тех, кто больше заплатит?» — чуть не поставил меня в тупик. На самом деле, тот факт, что мы работаем и с политиками тоже, исключает вероятность работать «только с хорошими». Но, с другой стороны, я знаю точно, что здесь никто не в состоянии заплатить столько, чтобы я пошёл против принципов. Поэтому пока получается работать и за деньги, и «с хорошими».

«Есть ли у нас цензура? Давит ли на вас власть?», поинтересовалась у меня совсем маленькая девочка. Вот как ответить? По факту цензуры нет: мне никто не звонит и не говорит грозным голосом, что так писать нельзя. С другой стороны, сотни миллионов рублей выделяются на пропаганду власти только в нашем регионе. И большая часть местных СМИ сидит на госконтрактах. Это их основной доход, поэтому, конечно, им приходится быть «политкорректными». Другое дело, что их не читает молодёжь, кроме той, что трётся вокруг горсовета. А почему не читает, см. первый абзац. Что касается нас, то мы никогда не были в материальных отношениях с правительством. Поэтому, если хвалим, то по делу. Если ругаем, тоже по делу.

Сотни миллионов рублей выделяются на пропаганду власти только в нашем регионе. И большая часть местных СМИ сидит на госконтрактах. Это их основной доход, поэтому, конечно, им приходится быть «политкорректными»

Следующий вопрос «Чувствуете ли вы ответственность за то, что пишите?» Конечно. Всегда. И очень переживаем, если вдруг мы случайно обижаем хороших людей. Или проходим мимо какой-то серьёзной проблемы. Потому что всё увидеть и успеть невозможно. Но такое стало происходить гораздо реже. Но зато граздо чаще мы стали радоваться, когда проблема, поднятая нами, вдруг разрешается «чудесным» образом.

«А почему никто не пишет о радиации в Архангельской области?», спрашивают меня школьники. Мы пишем, отвечаю. Вот буквально на днях вышла статья главного редактора Ирины Леоновой, которую без преувеличения читает вся страна. А почему не пишут другие, я не знаю. Не думаю, что это заговор. Вероятнее всего, часть коллег просто не заметила проблему. А другие предпочли политкорректно о ней помолчать.

«Как вы относитесь к лесным пожарам?» Плохо отношусь. Особенно к тому, который происходит вокруг всего этого. Я про тупые высказывания тупых чиновников. Про их тотальный непрофессионализм и безразличие. Потому что в ЭТОМ основная проблема страны, а не в дорогах, пожарах и наводнениях.

Про дороги, кстати, тоже было немало вопросов. Но тут я сделал часть работы ГУИП и обратил внимание школьников на то, что дороги у нас всё же делают и очень активно. Как, собственно, и фасады. Правда, моё лично мое мнение: сделать их к приезду двух президентов всё равно не успеют. Просто потому, что я живу на гостевом маршруте, и мой папа живёт на гостевом маршруте, и вместе мы, как и сотни других омичей, живущих на гостевом маршруте, видим, что не успеют. Видят это и некоторые чиновники, которые в спешном порядке покидают тёплые кресла в городской администрации и правительстве региона. Наверное, надеются избежать ответственности. А зря.

Много вопросов задавала молодежь. И я лишний раз убедился, что точно понимаю, что их заботит и тревожит. И поверил в то, что они-то как раз и будут ходить на митинги и отстаивать свои права. Даже, если уедут. А уезжают многие, причём ещё до поступления в ВУЗ. И паточная статистика – откровенная ложь. Вот и получается, что справиться с миграцией у губернатора не получается. А ведь это одна из основных задач, которую обещал решить Александр Леонидович.

Выполнение второй задачи губернатора - усмирение элит - тоже под вопросом. Особенно с учётом недавней бучи, развернувшейся вокруг остановочных комплексов, в которую пришлось вмешаться даже Лоренцу. А где он, там, как известно, и, так называемая, «немецкая» группировка. А, где «немцы», там кланы, и там скандал. Я бы, кнечно, сказал даже не скандал, а войнушка. На полноценную войну, как в прошлом, конечно, не тянет, но симптом плохой.

Не спросили у меня дети про кадровую политику нашего правительства и про мусор. Но я всё же отвечу. В тупик меня ставит кадровая политика. Точнее, её полное отсутствие. Поэтому, когда я вижу изобилие «массажисток» во всех властных структурах, я понимаю, что с ними у нас нет будущего. А если и есть, то нас оно точно не устроит.

Про мусор в частности и экологию в целом можно говорить много, и это тема для отдельной статьи. Но вот тарифы, которые сначала повышают, потом снижают, и в результате у населения региона просто уводят 200 млн рублей, а потом «на чистом глазу» говорят – мы не вернем, это не повестка дня, это уголовное дело. Помнится, за якобы завышенные тарифы на газ посадили руководителей Горгаза и Сергея Калинина. Так почему следователи ещё не пришли с проверкой и обысками в «Магнит»?

Я люблю свой город, но одной любви мало, нужны действия. Я очень хочу, чтобы молодёжь здесь оставалась жить и работать, но у меня нет для них аргументов, чтобы убедить их это сделать. Сам я пока ещё верю в нашего губернатора, но с каждым новым днём и каждым новым действием его и его команды, этой веры становится всё меньше. И я уже вижу время, когда она исчезнет совсем.

Фото: 2gis.ru

Поделиться: