Я верю, что как корабль назовешь, так он и поплывет.Поэтому имена для своих лошадей выбираю со смыслом. Но правила заводчиков соблюдаю, нужно чтобы в имени жеребенка присутствовали первые буквы имен его родителей. Есть у меня жеребенок, Сапсан (мама Стихия, отец Паром), названый в честь стремительной и быстрой птицы, другой пятилетний жеребец, Призер (отец Пир, мама Загранка), постоянно занимает первые и призовые места.

Мы по природе своей кочевники. Поэтому увлечение лошадьми началось еще в детстве, к тому же, отец у меня был зоотехником, и его работа была тесно связана с лошадьми. Да и жили мы в деревне, я даже не знал, что такое велосипед. А вот лошади были и у отца на работе, и сами тоже держали их. В пять лет первый раз сел на лошадь. А еще помню, как мы на тачанках с запряженными лошадьми ездили, и как в соревнованиях по скорингу участвовал – это когда ты на лыжах цепляешься за лошадь и едешь, сейчас в Швеции и Норвегии этот спорт очень распространен. Только годы армии, института, ну и девяностые выпали из моей конной жизни. Возможность заниматься лошадками, конечно, была, но не такая, чтоб прям можно было сильно увлечься ими.

Первую рысистую кобылу купил в 2000 году. Я тогда понял и оценил, что для меня лошади значат. Приобрел ее в Дружино у Хананова Александра Хурматовича, он в свое время очень серьезно занимался коневодством. Вот с того момента все и пошло. Сейчас у нас уже приличные победы есть, много выступлений на ЦМИ (Центральный Московский ипподром), Омском и других ипподромах. Купленный годовиком на первом Пермском аукционе в 2003 году, жеребец орловской рысистой породы Дудак (о. Ковбой, м. Дрофа), в 2006 году в 4‑х летнем возрасте был признан лучшим рысаком на Пермском ипподроме, в том же году выступил во Франции на Венсенском ипподроме. Вывозили туда лошадей под эгидой «Содружества российского коневодства и Французской рысистой ассоциации», жеребец Дудак с отличным показателем резвости был единственным представителем из Сибири. Он, кстати, у меня чемпион России в трехлетнем возрасте, его попона с соревнований в Тюмени сохранилась до сих пор. Был еще у меня жеребец Платон, победитель зоны Сибири и Дальнего Востока в 3‑х летнем возрасте.

Вопроса «Купить машину или лошадь?» для меня не существует. Лошади интереснее, это даже не обсуждается, у меня душа к ним лежит.

Увлечение лошадьми требует вложения немалых денежных средств. На западе есть всевозможные «тотошки» – тотализаторы, и там коневодство прибыльно, а у нас вкладываться нужно много, потому что даже призовые деньги на хороших соревнованиях оставляют желать лучшего. Не каждый решится заняться лошадьми. Одним из последних, кто влился в наши ряды, стал Юрий Сутягинский. Приличные деньги вложил в ремонт конюшни на ипподроме и приобрел хороших рысаков с ведущих заводов России. Вообще, все трудности связаны с финансами, но если втянулся, то пути назад уже не будет. Мне помогает то, что конематки содержатся в моем хозяйстве, и обеспечивают кормовую базу для моих питомцев. Приходится только платить за аренду конюшни на ипподроме и тренерам за занятия с моими лошадьми.

Чтобы заниматься конезаводством как бизнесом, климатические условия в Сибири не совсем подходят. У нас ведь 9 месяцев зимне-стойловый период. Есть, конечно, специализированные конные заводы, в том числе и Конезавод «Омский», но дело в том, что они вытаскивают это направление за счет КРС (молочное стадо), а мы, например, за счет растениеводства. Конезавод уже три года подряд берет у меня в аренду жеребцов-производителей, несмотря на то, что у них бизнес, а у меня это всего лишь хобби. На западе есть заводчики, которые имеют элитное маточное поголовье и топовых жеребцов-производителей и занимаются селекцией. Получили классное потомство, продали на аукционе, а дальше ею занимается тренер, жокей и т. д. У нас таких заводов несколько, это Локотской, Первый Московский и Злынский, они рентабельны. Наряду с классным маточным составом, специалистами, с хорошей кормовой базой, там вложены очень большие деньги.

Сейчас у меня порядка трехсот лошадей. У меня в Марьяновском районе в хозяйстве конюшня есть. Там у меня разные лошадки находятся, и маточное поголовье, и поголовье жеребцов-производителей, и аборигены. Аборигены – это не то, чтобы дворняжки, но, скажем так, не племенное поголовье. Есть у меня рысаки-стандартбреды, есть американизированные, потому что американцы самые резвые, а есть с прилитием французской крови. А все мои спортивные лошади находятся в тренинге на ипподроме. Их у меня тренирует чемпион России по конному спорту. Тренировки у них проходят каждый день под открытым небом, иногда только пропускают, когда погодные условия не позволяют.

Порода очень важна, без породы не побежит. Ну как, побежать‑то побежит, но вопрос в том, как лошадь побежит. Рысаки они и в Африке рысаки, это ведь целые поколения, это хороший генотип, спортивный. Неожиданных побед, как показывают в фильмах, в жизни не бывает. Это как если сравнить простую дворняжку с бойцовской собакой. Но даже среди породистых особей идет отбор. В полтора года мы ставим молодняк на испытания на ипподроме. Те, кто проходят испытания, остаются, а бесперспективные убираются. В 2‑х летнем возрасте рысак бежит на Вступительный приз, в 3‑х летнем – на приз Гибрида, а в четыре года разыгрывают Большой Всероссийский Приз (Дерби) на ЦМИ. Это основные соревнования среди лошадей одного возраста. Среди тысяч рысаков выбирают 10 лучших, а из них, в свою очередь, выявляют самого лучшего. Дербисты есть в каждом регионе, и в Омске, и на Алтае, и т. д. Пару лет назад моя кобыла Пломба (о. Блю Ледей, м. Пума) стала лучшей, а в этом году выиграла лошадь одного фермера из Оконешниково. Но лошадка у него тоже была не простая, а купленная в Локотском конном заводе.

Любимая лошадь у меня есть – был в детстве на конюшне жеребец Идеал. Но век спортивной карьеры у них короткий. Есть, конечно, старшаки, которые после Дерби еще бегают, но это от силы года два-три. Потому что молодежь подрастает, и взрослые лошадки за ними уже просто не успевают. Хотя есть хорошие примеры, когда и до десяти лет бегают. У моего друга Андрея Кнорр в Москве есть жеребец 2006 г. р. Версаль, которому 8 лет он бегал еще в этом сезоне, в 4‑х летнем возрасте выиграв Дерби в Москве, после этого трижды выиграл Приз Элиты (среди лошадей старшего возраста) а сейчас он поставлен производителем на Локотской конный завод. Многие, кстати, выдающиеся жеребцы и кобылы идут после окончания спортивной карьеры в производители и в маточное поголовье.

От верховой езды получаю огромное удовольствие. А кроме того, это и для здоровья полезно. Почти каждые выходные катаюсь на лошадях. Дашь команду начкону, и он заседлает или запряжет. Дочь у меня лошадей любит, правда замуж сейчас вышла и теперь в Алма-Ате живет. Старший сын студент, увлекается футболом, а вот младшему очень нравится возиться с лошадьми.

Поделиться: