Чтобы решить проблему. Вернее, чтобы решить ее положительно. А еще вернее, чтобы мы думали, что ее кто-то решит лучше, чем мы сами, или чем «специально обученные» люди. Вот чего не коснись, ребенок кашлянул в первый раз в жизни, и мы ищем врача через знакомых, ели так получилось, что врача, который лечил нас в детстве нет по близости, или он (она) на пенсии. Мы ходим в рестораны по знакомству, ремонтируем обувь по знакомству, стрижем мужей и кастрируем котов тоже по знакомству.

А, впрочем, это другой «пласт» проблем. Обращение к знакомым скорее прихоть, желание получить условно гарантированное качество, а не необходимость. А вот необходимость - это когда у вашего отца отняли машину по беспределу, или в банке не обслуживают ну никак, или почта не доходит, или счета за ЖКХ фуфлыжные, и чтобы их оплатить, вам нужно продать почку. Когда ваших близких арестуют на ровном месте, или, когда их бьют полицейские, потому что у последних настроение плохое, или они просто садисты.

Если кто-то вдруг подумал, что у нас правовое государство, и вы как законопослушный гражданин, уплачивающий налоги, имеете ПРАВА, то вы точно подумали не о нашей стране.

Опасность повсюду. Если кто-то вдруг подумал, что у нас правовое государство, и вы как законопослушный гражданин, уплачивающий налоги, имеете ПРАВА, то вы точно подумали не о нашей стране. Потому что у нас хоть и есть динамика, но она очень медленная, еле заметная, и шансов, что, например, я доживу до того момента, когда смогу назвать свое государство правовым нет. И у моих детей нет. Вот у детей моих детей есть мизерный шанс, и то реализуют они его в глубокой старости, когда им уже будет все равно.

Почему так происходит? Почему мы все - маленькие люди? А те, кто стоит у руля, вот конкретного руля, в конкретный момент, становятся всемогущими великанами. Вот все эти вахтеры, работники почты, полицейские, санитарки и дежурные медсестры. Причем, удивительно, но в жизни они обычные люди, более того, они тоже маленькие, когда не у руля. Один, когда-то очень близкий мне человек, работающий судьей, очень удивлялся, когда ей хамили в паспортном столе или в школе, но один раз, когда я увидел, как она разговаривает на своей работе с людьми, которые пришли «с улицы», я сказал: «А что ты хочешь? Как ты, так и с тобой». Но я не совсем прав, даже если бы она была «лапочкой» на своем рабочем месте, это не гарантировало бы то, что ей перестали бы хамить. Нет.

И оправдание, когда вдруг ты начинаешь говорить с этими людьми, примерно такое: «А что вы хотите, за такую зарплату?». Я хочу просто человеческого отношения. Просто чтобы со мной общались по-человечески. И при этом я не хочу подобострастно заглядывать в глаза вахтеру, с тем, чтобы он понял, что я понимаю, что я маленький, а он решает. Потому что только так я могу получить доступ.

Я просто хочу быть нормальным человеком среди нормальных людей. Не маленьким и не большим. Просто нормальным.

А причина в том, что нас приучали годами, поколениями нас заставляли так жить. И мы сейчас так живем по привычке, и мы не жалуемся на хамство, потому что мы же не ябеды, мы не идем в суды, потому что ведь мы нормальные. И мы сами поддерживаем эту ситуацию, мы не хотим становиться нормальными. Или точнее, мы не хотим ничего делать для того, чтобы быть нормальными, чтобы перестать быть маленькими. И это главная проблема. И решится она только тогда, когда с одной стороны люди перестанут прощать и бесконечно «спускать на тормозах», а с другой стороны начнут нормально работать и по-человечески относиться к человекам. Да, это мечта. Но так иногда хочется помечтать.

И вот я пишу про какой-то вопиющий случай, а меня многие читают, и раз, вдруг эта ситуация меняется. Пусть на время, пусть даже на секунду. Но в эту секунду становится все нормально, и это моя маленькая победа. А когда я молчу, а молчу я гораздо чаще, чем пишу, я поддерживаю эту ситуацию, я работаю на общество маленьких людей. Так может отпустить себя, перестать думать, что я кому-то сделаю плохо, и что может быть все решится само собой и начать говорить? Громко говорить, кричать, орать. Может быть, тогда что-то изменится?

Поделиться: