Обязательно нужно. Потому что только тогда будет шанс, что все это прекратится. И что не повторится вновь.

Эта статья, даже не про Полежаеву, ни про врача, ни про человека. Ни то, ни другое к ней не относится. Все это, скорее про окружение ее, которое знало и молчало. Молчали и терпели, ну ладно, вы терпите, когда издеваются над вами, в конце концов это ваше личное дело. Но дети? Однажды только решились рассказать, и вот этот рассказ, не полностью, частями, потому что, прочитав ее полностью, лично мне захотелось сделать что-то плохое. Мама учила меня не бить женщин, и, если я встречу Полежаеву я ее не ударю. Но не из вежливости. Потому что побрезгую.

У Полежаевой есть юристы, и им, в отличие от большинства других сотрудников, она платит исправно. Понимая, какая может быть реакция, я скажу – сразу идите в суд. Только по решению суда я разглашу фамилию человека, который рассказал все это. Это право дал мне закон. Но для вашего сведения, каждое слово тщательно записано. Более того, этот человек готов к тому, чтобы имя было опубликовано. Я не готов. Я беспокоюсь за этого честного человека. И так много пережито. И так много потерь. А я готов к любым разговорам и любым действием. Так что идите в суд сразу. Или бегите из Рассвета. Потому что, кто как не юристы должны понимать – сядут все.

Слышал, Полежаева постоянно привозит «экстрасенсов». Ходят они по Рассвету с куриными ножками и колдуют. Но я человек православный, верующий, и на моей стороне правда.

Текст очень длинный, но в принципе можно прочитать только выделенные предложения и заключение, и думаю, этого будет достаточно.

Постарался насколько мог убрать свои эмоции из статьи. Но не уверен, что получилось. Все что в кавычках – прямая речь респондента:

Как все началось? Почему Рассвет?

«Она (Полежаева) говорит, у нее есть сенсорная комната, единственная в городе. А сейчас этих сенсорных комнат все накупили, это не проблема на самом деле. Единственное, что там был аппарат (криогенный), который стоит 2 млн, вот его пока никто не купил, он только у Белявского остался. Но опять же он стоил 2 миллиона, купили за 7 в Москве. Вся эта коммерция понятна»

Мне не давала покоя одна мысль, как так получилось, что инвалиды оказались в частной структуре, фактически без надзора государства, вернее, при ослабленном надзоре. И зачем коммерсанту Полежаевой это? Ведь еще совсем недавно ей это не надо было?

«Натела Олеговна сказала, нам не надо. И вопрос – в 2008 году инвалиды ей были не нужны, а сейчас она горло рвет? Мы просто попали. 2014 год в конце она повезла нас на Карбышева, все показала. 150 млн ушло на ремонт Карбышева. Почему и начались с Белявским ( генеральный директор ОНПЗ) скандалы первые. Говорит (Полежаева) – все, забирай оттуда ваших инвалидов, и переходим в Рассвет. Меня здесь воровкой называют, шипят за спиной. Да пошел он (Белявский). А на самом деле важно одно – она увидела, что на инвалидов идут деньги и все. Там, пошла какая тема – перевели сюда инвалидов, стали поступать деньги Минздрава плюсом, шел и Минтруд. Плюс она взяла у Фабрициуса (экс министр спорта), сам уговорился...»

Расход с Нефтезаводом?

«она (Полежаева) стала упирать Белявского. У нее ошибка, какая – она думает, что, если загнала в угол мужчину, она заставит его делать, как она хочет. Она говорит – в 2014 у меня договор заканчивается с Белявским по поликлинике. И говорит – вот я сейчас поднимаю цену ему, а куда он денется, он же не развалит поликлинику, там же люди, ветераны. Тот ей пишет письмо и говорит – мы не будем оплачивать эту огромную территорию вокруг больницы. Она говорит – будете. Он – нет, не будем, я вообще не понимаю, откуда такая цена, я тогда заберу людей из стен поликлиники. И тут еще одна фигня –оказывается, что все оборудование в санатории, из-за которого мы туда полезли вообще не ее, а Нефтезавода. Это его оборудование, он хочет, и он имеет право забрать. Аренда закончилась, его люди туда не ходят.Вот начались с Белявским эти вещи. Сенсорную забрали комнату, криокамеру, дорогущее оборудование косметологии тоже»

«Сколько у нее там этих фирм понаделано – кто у кого в аренду снимает, кто кому что предоставляет. Они на этом там хорошо специализируются. У нее дяденьки там, рядом прикормленные сидят, они столько нигде бы не заработали, как с ней тут воровали. Когда ремонт санатория, она говорит - в кредиты лезла. Я говорю – знаешь, ты не ремонт санатория делала, ты отмывала бабки. Белявский ушел, нужны деньги.»

«Вот она визжит, денег нет, помоги. Из-за того, что санаторий готовим под центр, надо ее защитить. Научили на свою голову – до тех пор, пока у тебя инвалиды будут здесь тяжелые, мы за тебя порвем, и федеральные деньги сюда затащим и сделаем федеральный центр единственный от Урала до Востока. И в принципе все можно сделать, но ведь ей мало, ей надо сейчас и срочно и себе.»

Почему люди, сотрудники – молчали? Почему не уходили?

«У нее (Полежаевой) была Татьяна Анатольевна главным бухгалтером, естественно, знала все, понимала. И зарплату ей платили не маленькую, за что она и держалась. На ней тоже был кредит 1,5 млн. Любовник (Полежаевой, ее водитель) был для всех показательным судом. Он, когда ее бросил, жена его забеременела вторым ребенком, и он вернулся в семью, так она сказала, что Костя(Полежаев) и любовник бросили ее в один день, наверное, договорились между собой. Она говорит ему – раз ты такой умный, уходишь, бери кредит и вперед. И она же не выплатила, мужик ушел с кредитом. Она умеет всем обходиться очень дорого. Потом, когда совсем началась ситуация, Татьяна (главный бухгалтер) говорит – я уйду, пусть буду выплачивать кредит, но уйду. Я говорю – ты либо как-то выплачивай, либо ты сядешь вместе с ней. И она ушла почти год как уже. В общем, вся бухгалтерия в кредитах, уйти люди боятся, ведь придется выплачивать. Приходит к ним (Полежаева), уговаривает – вот сейчас получим кредит, и я вам всем зп выдам, например. Ей надо деньги, она подходит в театр и говорит – давайте деньги все сюда»

Про долги

«Она (Полежаева) же бесконечно должна всем лабораториям, за кровь мочу по 200 тысяч, бросила все, пошла, в другую клинику заключила договор. И бесконечно грязла в долгах. Дядечка с Ясной Поляны начал возить продукты. Там в санатории сейчас все новые работают. Просто за 2 года ушли все, кто был, даже прачечная. А юристы не меняются, потому что им платят. У нее юрист он директор фирмы, который в поликлинике, то есть они там все хорошо получают. По поликлинике, когда назначил комиссию Белявский, этот сразу как бы в реанимацию попал на 2 недели. Она (Полежаева) говорит – все суки меня предали, один он остался.»

«Когда поликлинику вывезли, она где-то нашла, она же везде тусуется, то в Деловую Россию то еще куда залезет, нашла в лизинг в Москве оборудование. Сначала платила, как положено пару месяцев, а потом перестала. Те посмотрели, подняли Омск по интернету, а тут скандальчики. Взяли, прислали сюда своего дядечку. Она ему выделила комнату люкс, бесплатные процедуры, вот зарплата - сиди, заткнись. Он говорит – а платить (за лизинг)? Она – а если еще платить, то на хер ты мне нужен? Ну и дошли с дядькой этим до матов, он съехал, долги висят. А когда еще приехали давать лизинг, мальчик с Москвы 33 года, посмотрел. А я же понимаю, как она умеет показывать. Мы, когда в первый раз зашли с Богдановой – все стоят по стойке смирно, все беленькое, отутюженное. В первый раз смотришь – много помещений, все в голове перемешивается, кажется, так много всего. А когда находишься внутри долгое время, понимаешь, что все это есть, но это неудобно. Неудобно, когда все больные через кафе идут в столовую, включая детей. Неудобно, когда через детский этаж все ходят, ездят на колясках. Логистики никакой, хотя это можно было сделать на наши же деньги, которые мы получали. Если бы она (Полежаева) оттуда их все время не хапала. А когда, лекарств, в Рассвете в 2016 году не стало, мы вообще выли»

Про школу Бороздина

«Корпус одноэтажный, где Лена Толпекина (школа Бороздина) сидит, она взяла его совсем готовым, мы сделали там доступную среду, она со всем своим заехала, даже с церковью. И знаешь, как они в эту церковь туда ходят? Полежаева, говорит – жопу подняли, все пошли в церковь, кто не пошел, можете за шлагбаум идти. Бога побойтесь, давайте к Богу не ходить вот так. Мы показательно все это открывали, старались делать, рекламить ради чего? Просто чтобы ей давали деньги, а на самом деле она не собирается ничего строить. А знаешь почему? Потому что она деньги выводит из страны.»

Про врачей

«Когда она (Полежаева) была с нефтезаводом, была возможность иметь чуть большую зп, чем в городе и поэтому шли специалисты. А когда завод ушел, все ушли. Кому скандалы не нужны, у кого зп задерживали. И она стала брать всех, несмотря на скандал. У нее не оборудования, ни специалистов, ни лаборатории, ничего»

Про СМИ

«Последнюю ситуацию у Буркова (ВРИО губернатора Омской области) ну осветили это, а где резонанс? Никто не осветил, а ведь был прием личный, нагнали их столько туда. Зато Полежаева пишет от себя и везде эта информация стоит. ВОмске Наташа Ворохоб поставила. Причем сказала – жить не на что, дочку в садик водить не на что, приходит Натела – косметика бесплатная, театр бесплатный. Система не меняется, все одинаково.»

Про политику

«Она же (Полежаева) хотела в депутаты. Ее тогда, Леонид Константинович Полежаев к себе вызвал, говорит – Натела, давай так – я тебя не вижу депутатом. Она приехала черная оттуда – вот твари, они меня все гнобят. Самое мое первое предложение было такое – если ты любишь свою дочь, продай ты все это, уедите с ней, вы можете уехать хоть куда и до конца жизни вам хватить на три глотки, выйди замуж. Живи нормально. Она сказала- наши фамилии еще не все отработали, я может, буду следующим губернатором, или вместо Стороженко (министр здравоохранения)»

Про проверки

«Она (Полежаева) понимает, что последние деньги омэсовские уходят. ФСС с ней больше не работают после того, как умер человек там у нее. Она один раз упала ниже низшего и проработала 3 месяца в убыток. Она дала цену ФСС даже ниже, чем себестоимость в день, это самоубийство, их же кормить нужно как минимум, людям зп нужно платить. Соответственно, стала экономить на процедурах. А ФСС люди они все разбалованные, они знают, как это все должно быть. Они спрашивают – а почему у меня 2 процедуры, вместо 4, а почему делают не так? А потому что делают не те, кто должен делать, а кто попало, прачка делает физии. Дети отравились вирусной инфекцией, всех мамочек купили, сперли на апельсины. А у Криги (руководитель омского Роспотребназора) него родная племянница работает в косметологии у нее, у нее 80 тыс. белая зарплата, и поэтому Роспотребнадзор ничего не находит и никогда туда не выходит. Туда зам министра здравоохранения не может войти. Она (Полежаева) же хозяйка, не разрешит – никто не войдет и не сможет проверить детей, когда хочет проверить. Ни одна общественная организация туда не может войти. Там если финансы проверят – мошенничество.»

И теперь у меня вопросы уже к другим людям:

Наталья Ворохоб, «журналистка» Яковлева, вы, когда писали и публиковали тексты, про «хорошую» Полежаеву, про «защитницу» инвалидов, вы правда ничего не знали? Так не место вам в вашей профессии тогда. А если знали, то пусть выводы делают ваши читатели. И вы Наталья, когда после процедур косметических смотрите в зеркало, вы что там видите? Я хочу, чтобы вы детей этих увидели, родителей их. Чтобы вы увидели. Я понимаю вам стыдно не станет, не про вас это. И не для вас я это пишу. Для ваших читателей, для людей, которые отчего то вам верят. Пока.

Степан Бонковский, депутат ЗС Омской области, вручая медаль имени Манякина Полежаевой, что ты думал в этот момент? Ты труженицу отличал? Товарища по партии? Единомышленницу? Степан, я правда не понимаю, есть в интервью и про тебя, но не буду публиковать, не потому что боюсь, а потому что не к чему, не об это речь. Но для понимания, вручая медаль этой женщине, ты обесцениваешь заслуги людей уважаемых, которые так же получили медали. Только заслуженно. И которые помнят Манякина. Очень надеюсь, что это просто ошибка.

Прокуратура, следствие, вы то почему до сих пор не там? Мало было «сигналов», мало жалоб. Они были, точно знаю. Или слишком заняты «упаковыванием» отставных чиновников? Или не хотите резонанса, боитесь, что общественное мнение накинется на вас за то, что вы пришли проверять Рассвет? Не бойтесь, я часть общественного мнения, и я не накинусь, я спасибо скажу. У вас хватит и компетенций и знаний, я уверен, ведь можно даже не выходить из кабинета, просто посмотреть движение по счетам всех компаний имеющих отношение к Рассвету. Сделать мониторинг цен на закупленное ранее оборудование и на продукты. Увидев разницу в ценах, по которым покупают все и по которым «купила» она, думаю вы будете удивлены. Ну и вывод средств, о котором шла речь в интервью, тоже определить легко. Думаю, Полежаева небрежна не только в своих связях, но и в своем документообороте. Вы же стоите на защите прав граждан. Так вот эти дети, их родители, это ГРАЖДАНЕ нашей страны, граждане, которые как никто нуждаются в защите. В вашей защите.

К министерству здравоохранения у меня тоже вопрос. Но на него мне ответил министр Стороженко, который сказал «принципиально решение о переводе детей принято, остались формальности». Зная его лично, я уверен, что все формальности решаться, детей не бросят, и все встанет на свои места.

Сотрудники Рассвета, те, кто ушел? Вы считаете этого достаточно? Вы как никто знали ситуацию, в деталях. И вы первые могли ее предотвратить. Вы могли все остановить, но не сделали этого. Почему? Я не могу понять.

У меня есть вопросы и к самому себе. Я писал, давно, и не один раз, «Закат Рассвета» и «Деньги не пахнут, они воняют» и прочитало эти статьи много людей. И был резонанс. И ничего. И не довел я до конца, оправдывая себя тем, что ведь я уже сделал, и у меня ведь дела, мне надо работать, зарабатывать, чтобы есть. Но ведь это нельзя сопоставлять, деньги и здоровье детей. И я тоже знал, пусть не столько, пусть только часть, ну и ее должно было хватить, чтобы писать, кричать, чтобы добиваться решения, чтобы спасть людей, уводить их оттуда. И теперь мне стыдно.

И прочитав все это, или даже часть, становится понятно, что речь идет о не совсем здоровом человеке. Но мне не хочется не пожалеть ее, не вылечить. Мне хочется изолировать ее от детей. И сделать это, как можно быстрее.

Поделиться: