Я окончил автотранспортный техникум. Но по профессии не пошел работать, как, впрочем, почти все мои одногруппники. В конце девяностых вместе с сербами занимался кожзаводом. Модернизировали все и через короткое время стали работать на экспорт – в Италию и Голландию. У сербов я и научился работать. Образование – это не главное, всегда можно найти суперинженера, который учился 6 лет в институте. Главное – умение организовывать.

Когда в Омске был объявлен тендер по строительству отеля «Ибис», мы с товарищем его выиграли. За этот объект не стыдно до сих пор. И сейчас могу подойти к фасаду и показать – вот это мы сделали. Все строительство заняло три года – с 2006 по 2009-й. Там оставались-то только наружные стены. По большому счету, проще было снести под ноль и отстроить заново. Но относились, конечно, ответственно. Кроме того, это памятник архитектуры, он в 40-х построен, поэтому особо там ничего не поменяешь. И все удалось сохранить. Единственное, по франшизе номеров не хватало, и собственники хотели в здании соседней «Европы» приобрести этаж. Мы с инженерами пошли посмотреть, а там рядом на здании построили мансарду без проекта, тем самым перегрузили фундамент, и он лопнул в нескольких местах. Здание «Европы» с виду красивое, но чуть качни, не дай Бог, не устоит. Поэтому мы приняли решение строить монолитную пятиэтажку во дворе «Ибиса» с плитой, потому что сваи забивать нельзя – два раза ударь, и соседняя «Европа» начнет сыпаться. 5 этажей вместе с лестничными пролетами за месяц поставили. Сдали гостиницу.

Строили сербы в основном, у нас их работало около 80, все хорошие специалисты. Но я до сих пор в обиде на омское министерство образования. Я выходил на них с предложением: пока есть специалисты сербы, давайте устроим студентам преддипломную практику. Вот пройдут через меня 500 человек, пусть даже меньше, так они выйдут профессионалами! Сказали: «А сколько денег дашь?». Я говорю: «Я же им буду зарплату платить». Мне ответили: «Ну, ты знаешь, нам в ПТУ нужно много…». Непонятно, правда, почему я должен за это платить? Так и не получилось. Позднее мне начали письма слать с просьбой взять практикантов. А куда я их теперь-то возьму, когда во всей стране нет работы для строителей?

На самом деле могу и сто лет дать гарантию, но не поверят – верят же человеку, а он, как известно, сто лет не живет.

Хотя на самом деле кадры у нас есть хорошие. Инженер у меня на сложном участке – парень из Казахстана, мы его забрали с практики с политехнического университета. Начинал простым рабочим, потом после института работал в свободное время, а сейчас он отличный инженер. А другие приходят с биржи труда, например, так они идут только за печатью. Либо в лакированных туфлях в цех заходят. Я говорю: «Вот, руками нужно работать». Отвечает: «Да вы что, я же инженер, институт закончил». – «Где работал?» – «Нигде не работал, но хочу получать полтинник». Так что рабочих ищем в основном через знакомых. Сейчас команда сложилась, все ребята молодые, дружные, правильные.

«Ибис» был моим первым большим строительным проектом и пока что последним. В кризис 2009 года строительную фирму сохранить не удалось. И тогда я пришел к тому, что нужно заниматься собственным производством. Сосредоточился на изоляционных материалах, эковате. Так появилось производство, но, опять же, близко к стройке. Теперь я поставщик эковаты на многие стройки страны, к сожалению, в основном на иногородние. Во-первых, я сразу решил делать продукт высшего качества, пусть и не дешево. Сейчас вот с Томска звонили, говорят, дай 5-10 тонн хотя бы. В Кемерово, в Новосибирске, в самом Томске делают эковату, но они берут у меня, потому что качество принципиально другое. В Омске тоже покупают, сейчас в Крутинке АЗС утепляем. Наша омская архитектурная компания разрабатывала с моим участием реконструкцию новосибирского оперного театра. Уже проект был готов, он федеральный, а ценник давали очень низкий, я бы не смог качество за такую цену уложить, поэтому работали новосибирские специалисты. Но эковату там сделали. Да что говорить, даже в Кремле оружейная палата с эковатой.

У меня составлена целая программа реконструкции кровель на основе питерской программы. В Питере еще при Матвиенко сосульки лазером срезали, придумывали всякое, делали официальные конкурсы. Эковата несколько раз выигрывала за счет того, что я даю гарантии в два раза больше – 10 лет против 5, как обычно. На самом деле могу и 100 лет дать гарантию, но не поверят – верят же человеку, а он, как известно, 100 лет не живет. Был случай, на Орджоникидзе, 12 делали кровлю – сталинский дом, деревянные перекрытия. Заказчики позвонили в Питер, там порекомендовали меня, я приехал, посчитал, сказал, что и как, и получилось 200 тысяч рублей и 10 лет гарантии. И что самое главное – маленький вес. Они в ладоши хлопали, потому что по проекту у них заложено на 350 тысяч керамзита 50 тонн. Это какая нагрузка на деревянные перекрытия? Но никто не согласовал меня. Например, дом сирот в Большеречье делали, я тогда приехал из Алматы, мы там с финнами боролись по качеству и показали себя не хуже. Там заказчик настоял, сказал – переделывайте проект. Но вообще, у нас привыкли работать по старым проектам, устаревшим, как много лет назад. Не хотят использовать в проектных решениях новые технологии. Почему? Вопрос риторический. Просто никто не хочет шевелиться.

Я не учился специально на строителя, у меня нет этих догм, я прихожу и начинаю работать, как удобнее и быстрее. Но учусь, конечно, каждый день, для этого есть и командировки, и интернет.

И гарантия смешная: 5 лет в строительстве – это ни о чем. Глобально стройка – это же технологичная история. Ты заходишь на отрасль, люди привыкли понимать, что прогресс и технологии происходят только в интернете, телефонии, телекоммуникациях. В стройке же тоже технологии уходят далеко вперед. Возможно, потому что я не учился специально на строителя, у меня нет этих догм, я прихожу и начинаю работать, как удобнее и быстрее. Но учусь, конечно, каждый день, для этого есть и командировки, и интернет. Объективно это ментальность всего человечества – люди боятся чего-то нового. Он засыпает керамзитом все, потому что деды его так делали и прадеды. Но когда-то и колесо было квадратное.

Возвращаясь к строительству, не знаю, почему у нас такое отношение – построили дом, распродали квартиры и все, забыли. Я подхожу к этому вопросу, как в Чехии. Строится дом, применяются самые лучшие материалы – сантехника, канализация, водопровод, полностью все. Они на стройке зарабатывают не 100%, а 10-15%, но после сдачи дома они становятся управляющей компанией. Им не нужно держать штат сантехников, сварщиков, только бухгалтер и директор. И есть уверенность, что десять лет, а то и больше не будет никаких больших вложений, только деньги будут приходить. Это инвестиция. Даже если через 5-10 лет случилось что-то с какой-то трубой, один звонок, вызвали сварщика, он сделал, и дальше спокойно живут. У нас такого вообще нет. У нас коммуналка почему и скачет. А если сделать энергопаспорт объекта и дом класса «А», то потерь тепла у него не будет. Поэтому и люди должны минимум платить.

Одно время в правительстве был намек на энергопаспорт здания, но затихло пока. Вот крыши на пятиэтажках делают – ну какие проблемы, я местный производитель и хоть как сделаю дешевле, даже по логистике. Чужие положили вату и уехали. А когда что-то испортится, с кого спрос? Не с кого спрашивать. А обратились бы ко мне, была бы работа, больше людей потребовалось бы, соответственно, я бы платил больше налогов. Ну и спросить всегда есть с кого – вот он я, здесь живу.

Будет необходимость вернуться в строительство – вернусь. Мне это интересно. Хотя я и сейчас на своем месте. Продукция востребована, производство загружено. Заказы, правда, в основном неместные. Но думаю, это временно. Рано или поздно должны понять преимущества новых технологий и работы с местным производителем. Ведь это очевидно.

Поделиться: