Гагик Овсепян ВЛАДЕЛЕЦ БРЕНДА GAGIC

Вся моя работа строится на мелочах. Когда у меня появилась возможность, я начал работать с премиум-клиентами, у меня полностью поменялось мировоззрение. Я стал крайне дотошным, особенно в мелочах. Было так: мне приносят сумку «Гуччи», и говорят: «Вот у меня тут пряжка отвалилась, мне нужно пряжку поменять». Вроде бы все просто – пряжек много в продаже всяких, но я понимал, что на эту сумку, стоимостью равной приличному автомобилю, я просто не могу поставить дешёвую пряжку, купленную в ближайшем магазине. Пришлось мне долго искать поставщиков вот такой, отличной и дорогой фурнитуры. И я нашел. И я очень горжусь тем, что я нашел именно то, что нужно – компанию по производству фурнитуры в Китае. Давайте не будем «открывать Америку»: вся итальянская и французская фурнитура делается в Китае, просто под хорошим контролем и должным образом на должном уровне. Поэтому та компания, которая делает фурнитуру для «Армани», «Версачи» и «Гуччи», делают фурнитуру и для моей фирмы. И знаете, вот где я учился работать с мелочами! Пока я закажу какую-либо пряжку, они мне в буквальном смысле «чайной ложечкой выедают мозг»: какой будет металл, магнитится – не магнитится, тяжелый – не тяжелый, какое будет напыление и еще масса вопросов, на которые надо отвечать. А там напыления золотом − пятнадцать видов, и оттенков золота шесть видов и вариации возможны… В итоге я не только заказываю у них фурнитуру для ремонта, но и заказываю свою, со своим логотипом в виде слова «Gagic» или просто «G». Когда приезжаю на завод, они меня уже знают и говорят: «Приехал мистер Джи!» Повторюсь еще раз – именно в мелочах виден профессионализм. Ведь от этих мелочей зависит твоя репутация. Возьмите обыкновенный замок-молнию. Сталкивался я постоянно с тем, что даже самые дорогие замки-молнии меня не устраивали. Одна замечательно застегивается, но у нее срок службы – год максимум. Другая дольше служит, но там золотое напыление через два года становится бронзовым, стирается. В конечном итоге я нашел такую молнию, которая соответствует всем моим требованиям. Зато сейчас я ставлю эту молнию на изготовленные мною сапоги или сумки и уверен на сто процентов в её качестве и долгосрочности.

Это святое слово − клиент

На тот момент, когда к нам стали обращаться клиенты с уникальной обувью, у меня было шесть мастеров. Все честные, трудоспособные и очень ответственные. Но эти их качества были для обуви эконом-класса. И когда понесли обувь, доходящую ценой до 500 тысяч рублей, я уже понимал, что я не могу ее отдать вот этому мастеру, потому что у него рука была не для этой обуви, так скажем. Он мог ее просто испортить. Другими словами, были руки предназначены для выпекания хлеба, а нужно было делать пирожные. Ту, элитную обувь, я ремонтировал сам, потому что знал, как с ней обращаться, сутками проводя время за чтением специализированной литературы. При этом я не делаю разницы в своей работе для обуви разной ценовой категории. Для меня обувь – она и есть обувь. Если ко мне попадет обувь, которая стоит за полторы тысячи, я к ней буду относиться точно так же бережно и аккуратно, как и к обуви, которая стоит за 150 или 500 тысяч рублей. Однако чем дороже обувь – тем она капризнее. В первую очередь − это очень деликатная кожа, с которой нужно обращаться смело, но осторожно. Понятно, если черные ботинки тебе принесли из черной телячьей кожи, то особо там заморачиваться с ними не нужно. А если, извините, принесли туфли из неполированной кожи белого питона? Руки перед работой с такими туфлями я, словно готовясь к операции, мою спиртом.

У нас не мастерская, у нас больница!

Кстати, я всегда для своих сотрудников провожу именно эту аналогию. Я девочкам нашим, сидящим на приемке, всегда говорю: «Поймите вашу функцию, вы − терапевты. То есть вы смотрите, находите проблему. Принес человек обувь и говорит: «У меня отклеилась подошва». Вы не должны просто взять его обувь со словами «Отклеилась? Значит, подклеим!» Чем мы отличаемся от тысячи мастеров, сидящих в будочках и говорящих всем такие слова? Тем, что мы в первую очередь находим причину, почему подошва отклеилась. Потому как отклеившаяся подошва – это следствие. Вам нужно понимать: почему она отклеилась? И когда вы это поймете, то поймете и как устранить причину отклейки. А если мастер просто подклеит, не найдя причину – завтра подошва опять отклеится. Человек скажет: «Я заплатил деньги и что я пришел туда? Я что, опять каждую неделю буду ходить клеить?» Я всегда говорю, что мы работаем таким образом, что либо мы делаем хорошо, либо мы не делаем вообще, т.е. если человек пришел к нам один раз с этой проблемой, то с этой проблемой второй раз к нам не должен прийти. Пусть он завтра придет к нам с другой проблемой, с другой парой, еще с чем-то, но вот именно с этой проблемой он не должен вернуться, потому что мы должны найти причину и устранить эту причину, и уже потом бороться со следствием. Поэтому вы, приемщицы, терапевты, вы смотрите, вы выявляете болезнь, выписываете рецепт и отправляете к мастерам. А уже в цеху мастера – это хирурги, они уже делают операцию и всегда успешно, если поставлен правильный “диагноз”».

Поделиться: