Не зря я оказался в Омске. Не просто так. Хотя бы потому, что именно здесь я снова, после стольких лет, встретил Таню, начал с ней общаться и дружить. Не скажу, что это просто, дружить с таким человеком, понимать ее. Идти рядом, или хотя бы пытаясь догнать, потому что это человек такой энергии и силы, что угнаться за ней не возможно. Но пытаться нужно, ловить каждое слово, и запоминать его, потому что понять сразу не получится, понимание придет потом, возможно спустя годы, и то если повезет.

Мне везет, я понимаю, чувствую и разделяю, ее слова, мысли, и почти всегда — поступки. И мне везет потому что именно с Таней я сделал первый и пока единственный настоящий материал, и заголовок отражает суть — «За этот спектакль мы заплатили сами», а содержание отражает боль. Я знаю, мне много людей это сказали.

А теперь, если есть время, прочитайте или перечитайте этот текст еще раз, и подумайте — как его можно было написать? Представьте что пережил я, когда писал? Но главное, что переживала Татьяна и тогда много лет назад, и когда мы готовили материал. Мне легче я видел ее глаза, на протяжение более чем пяти часов я смотрел в ее глаза. В них не было слез, в них не было злости, и радости отмщения в них тоже не было. В них была боль, такая боль, что не смогла, не спасла, не уберегла, посторонних ей людей тогда. Потому, что и тогда и сейчас для Тани нет посторонних. Для нее все свои.

Татьяна Синюгина

И это ее достоинство, и недостаток одновременно. Принимать все на себя, впускать всех, никого не ограничивать. Но к сожалению люди вокруг разные, совершенно разные, кто-то то, и я знаю их поименно, своими для Татьяны останутся навсегда, ничего не требуя взамен, и даже наоборот отдавая. А кто-то и их я тоже знаю, уже забыли, уже поделили, уже потратили и деньги, и совесть и остатки здравого смысла. А взять их больше не откуда, ведь она то далеко, а придумывать, и делать сами эти люди не умеют, потому что паразиты, потому что привыкли жить за счет других, есть за счет других. И почему я зная и тех и других и не могу уберечь моего близкого друга, отчего молчу? Я не молчу, я говорю, я предупреждаю, когда не помогает пишу, когда и это не идет — публикую. И все равно Татьяна не закрывается, наступает на те же грабли и снова входит в воду.

И сейчас я скажу — не слушай меня. Живи так как всегда, ты сама все знаешь, а если не знаешь, то чувствуешь. И ты тот самый редкий, редчайший случай, когда чтобы не произошло, ты все равно будешь на правильном пути. Не потому что у тебя есть миссия, потому что ты сама миссия. Живи, говори, делай. Пусть у твоей семьи все будет хорошо.

Поделиться: