Мы поговорили с исполнительным директором ЗНГО и узнали тонкости и главные правила процесса производства.

Как начинается процесс производства?

Изначально, еще до того, как происходит тендер, мы участвуем в техническом согласовании. Нам высылают опросные листы, необходимые, чтобы сформировать техническое задание. Важно все — диаметр изделия, давление, какая среда, где будет эксплуатироваться изделие. Ну и соответственно, какой металл, какая марка металла. Исходя из этого, мы даем ответ, что мы готовы по вашему опросному листу изготовить то или иное изделие. То есть, когда происходит согласование технических характеристик, которые устраивают заказчика, тогда нас допускают до участия в тендере. Проходит тендер, оглашаются результаты, подписывается контракт. Нам становится понятно, что производить и в какие сроки, обычно это 60 — 120 дней с момента подписания контракта. На основании контракта (договора) подписываются спецификации и, собственно, начинается производство. Хотя договор, как правило уже есть, обычно мы работаем с одними и теми же поставщиками. Нам доверяют. Конечно, мы планируем производство и литейного цеха, и цеха механической обработки.

Вы отливаете только те изделия, что заказали или у вас есть какой-то запас?

В этом нет необходимости, если говорить о настоящем. Просто у нас настолько спрос превышает возможности, что мы фактически отпускаем товар «с конвейера». На самом деле, речь еще идет и об оптимизации, такой алгоритм работы позволяет значительно сократить себестоимость и повысить конкурентоспособность нашей продукции. Но уже сейчас мы реализуем план по расширению производственных мощностей. И в планах — формировать складской запас. Хотя есть и еще один момент, практически всеми контрактами предусмотрена досрочная поставка. То есть мы оговариваем максимальный срок производства, но, если мы произвели раньше, мы можем и поставить раньше. И как следствие, с нами раньше произведут расчет за поставку.

Насколько зависят затраты на производство от марки стали?

Безусловно, зависят. И если мы говорим, например, о стали марки 0,9 Г2С и 13 ХФА то разница в цене реализации может составлять от 50 до 80%. И разница в цене себестоимости также существенна. Мы можем работать с любой сталью. Но работаем только с очень качественными. Это специфика именно отечественных производителей — мы работаем с принципиально более качественной сталью, чем импортные производители.

Что происходит с изделием дальше?

Дальше это изделие проходит термообработку в термопечи, нагревается до 900 градусов по Цельсию и затем охлаждается естественным образом. А дальше к работе приступают инспекторы ОТК (отдел технического контроля), которые проводят визуальный контроль и прием этих литейных заготовок. То есть смотрят на наличие брака, на геометрию, на размеры. Затем диспетчер ПДО (производственно -диспетчерский отдел) распределяет вместе с начальником токарного цеха, что они берут в работу, исходя из этого плана, по срокам смотрят, в цех завозят и начинают обрабатывать. Дальше трехступенчатый контроль — контролирует сначала сам токарь, мастер и контролер ОТК. Скажем, выполнили какую-то операцию, сделали отметку в маршрутной карте. И так движется дальше. Потом сдается на склад готовых деталей. Или, если это уже в заказе, сразу идет на участок сборки. Там слесаря начинают собирать, они собрали. Потом они, опять же при помощи контролера ОТК, который все это принимает, передают на участок гидроиспытаний, для испытаний воздухом и водой. Так же, практически в ста процентах случаев, производится контроль со стороны представителей заказчика. Они все тщательно фиксируют. Таким образом, у нас на производстве осуществляется многоступенчатый контроль качества. Только после того как изделия пройдут все испытания, их направляют на покраску, они консервируются, внутри промазываются запорные элементы смазкой, упаковываются и маркируются. Отдел технического контроля подготавливает все необходимые документы: паспорта, сертификаты, разрешительные документы. И все упаковывается. Все, изделие готово к отгрузке.

Никогда не было нареканий к вам?

Такая технология контроля, и его многоступенчатость практически исключает возможность нареканий. Бывает какое-то недопонимание, сознательное или нет, когда звонят представители заказчика и говорят, что их что-то не устраивает. Но мы решаем вопрос или дистанционно, или выезжаем на место. Случаев возврата у нас не бывает. Все решаем на месте. Приезжаем, где-то они не дотянули, где-то концевики не выставили, поэтому задвижка или шаровой кран до конца не открывается или не закрывается. Но это не проблема производства, не проблема изделия — это проблема монтажа нашего изделия заказчиком.

То есть эти вопросы, если они возникают после того, как вы отдали изделие в эксплуатацию, вы решаете?

У нас большой гарантийный срок. Три года. Причем с момента ввода изделия в эксплуатацию. То есть, произвели 1 января, а начали эксплуатировать через какой-то срок, например, через полгода. Вот суммируем эти сроки, и в течение всего времени у нас действуют гарантийные обязательства.

Поделиться: