Я сидел в суде и думал. Это не первый процесс, в котором присутствую как зритель. И насколько жизнь отличается от кино. Там аргументы, доводы, убедительные вопросы обвинения, красноречивые ответы защиты и всезнающий судья. Смотреть – одно удовольствие: сразу все понятно, кто и в чем виноват, и полная уверенность в справедливости. В жизни – обвинение, которое скорее хочет запутать, чем понять, что же произошло. Вопросы в большей степени наводящие: у свидетеля спрашивают не только про факты, но часто и уверенно про отношение к подсудимому и версию происходящего. А что бы было, если бы? Как вы считаете, чья это обязанность, кто за это отвечает? Причем речь идет о чиновниках, более того, о бюрократах, там так все зарегламентировано, что свидетели и не нужны – бумаг достаточно.

Суть дела простым человеческим языком. Обвинение считает, что Вадим Меренков, будучи заместителем директора департамента имущественных отношений, должен был своевременно пересматривать условия договора аренды муниципального имущества, которое сдавалось в аренду Водоканалу, и повышать цену. В результате бездействия департамента, как считает обвинение, бюджет не дополучил более 800 миллионов рублей. Но в полномочия Меренкова не входило заключение и пересмотр договоров с Водоканалом — это компетенции других должностных лиц.

Более того, любое изменение условий договора с Водоканалом по аренде имущества можно произвести только в рамках определенного решения городского совета. То есть пока гор совет не пересмотрел решение, договор менять нельзя. Первоначальные условия, в том числе и оплаты, были согласованы с городским советом.

И департамент имущественных отношений, как стало известно со слов свидетеля Хорошилова (бывшего сначала заместителя директора, а потом и директора департамента), не имеет права вообще обращаться с такой инициативой в городской совет. Это прерогатива администрации города, то есть мэрии. А вот уже мэрия может поручить тому или иному структурному подразделению или должностному лицу подготовить предложение для рассмотрения на городском совете. Что позднее, будучи уже директором департамента имущественных отношений, и сделал Хорошилов. В результате Горсовет принял решение повысить арендную плату в два раза до 400 миллионов рублей. Водоканал оспорил решение городского совета в судебном порядке. И … выиграл суд. Примечательно что позиция прокуратуры тогда была такой: договор менять и пересматривать нельзя. Почему они изменили свою позицию в деле Меренкова, не понятно.

То есть совсем просто: Меренков в силу своих полномочий вообще не должен был заниматься договорными отношениями с Водоканалом. Но даже если бы он захотел внести изменения в договор, он должен был пойти к мэру, получить соответствующее поручение, затем вынести эти изменения на Городской совет. И даже в случае положительного решения совета Водоканал оспорил бы его и продолжал бы платить первоначальную сумму. Не понятно, почему нужно менять условия договора, заключенного на 25 лет. В суде Хорошилов объяснил это тем, что сумма должна была повысится из-за инфляции. Во всяком случае, именно так он обосновывал пересмотр, докладывая Городскому совету. Инфляция в два раза? Статья 293 – халатность, в результате которой бюджет понес убытки или не дополучил прибыль.

Причем теперь уже подсудимый Меренков не то чтобы не должен был менять условия договора с Водоканалом, он просто не имел на это права. Но даже если бы изменил, Водоканал продолжал бы платить столько же. Нет ни факта нарушения, ни факта убытков (недополученной прибыли).

Речь идет об аренде инженерных сооружений, обслуживать которые может только Водоканал. Парадокс ситуации заключается в том, что Водоканалу нужны эти инженерные сооружения ровно настолько, насколько для их обслуживания нужен Водоканал. И повышение цен на аренду не может не отразиться на росте тарифов для населения.

И мне не понятно одно. Если только администрация города может инициировать пересмотр условий договора, почему они не на скамье подсудимых? Мэр, вице-мэры, работающие в те периоды времени. Можно похвалить мэра Двораковского – именно в его бытность мэра Городской совет принял решение поднять аренду для Водоканала. Но решение суда его отменило. Результат не достигнут, бюджет, следуя логике обвинения, продолжает нести убытки. Кто за это ответит теперь? Никто. Выступая в суде, Хорошилов так же сказал, что в практике бывают случаи, когда при увеличении договора аренды, арендатор просто «разрывает» договор. В результате город начинает нести убытки, ведь здание (помещение) нужно содержать, коммунальные затраты опять же.

Задача департамента имущественных отношений в том числе заключается в эффективном использовании муниципального имущества. Каждый, кто имеет хоть какое-нибудь отношение к экономике, знает, что бывают случаи, когда затраты на содержание и эксплуатацию недвижимости могут быть равны или даже ниже, чем возможная прибыль. В городе масса пустых или полупустых помещений, часть из которых находится в плачевном состоянии, потому что за ними никто не следит, или следят плохо. И город, то есть в конечном итоге граждане, оплачивают лишние коммунальные услуги. И так и будет, потому что чиновнику проще отказать потенциальному арендатору – может быть это и неправильно с точки зрения эффективности – но зато спокойнее.

Поделиться: