«Царь Агамемнон убил на охоте лань, принадлежавшую богине Артемиде. В отместку она наслала штиль на флот греков, когда те отправлялись в Трою. Дабы вернуть расположение богини, Агамемнон должен принести в жертву Ифигению, самую красивую дочь». Причём здесь мифы Древней Греции? – спросите Вы. Всё просто - это сюжет нового фильма греческого режиссёра Йоргоса Лантимоса.

Честно, собирался «переспать» с полученными от просмотра впечатлениями, чтобы на свежую голову рассказать, почему этот фильм ни в коем случае нельзя игнорировать. Однако после того как мои 2-х часовые попытки заснуть обернулись провалом, я понял, что пока не поделюсь с Вами, легче мне не станет.

Когда собираешься смотреть кино из программы Каннского кинофестиваля, на ум приходит цитата Форреста Гампа из одноимённого фильма: «Жизнь – как коробка шоколадных конфет. Никогда не знаешь, какая начинка тебе попадётся». Так и здесь. Картина или западает в душу, или вызывает позывы рвоты. «Убийство священного оленя» относится определённо к первому варианту.

Фильм «надругался» надо мной, и сделал это показательно, с форменным высокомерием. Я удобно сидел в кресле и думал, что держу ситуацию под контролем. Глупое заблуждение. Нарочито спокойное, даже ленивое повествование в первые 40 мин картины усыпляет бдительность, расслабляет. Кардиохирург Стивен (Колин Фаррелл) живёт с женой Анной (Николь Кидман) и двумя детьми – 14-летней Ким и 12-летним Бобом. Всё хорошо, но Стивен зачем-то тайно встречается с подростком по имени Мартин (Барри Кеоган). И когда ты спустя некоторое время начинаешь подозревать их в гомосексуальной связи, выясняется, что Стивен причастен к смерти отца Мартина. Он оперировал его, будучи нетрезвым, и убил. А далее начинается такое, от чего волосы на загривке встают дыбом.

Фильм из «Древа жизни» Терренса Малика превращается в «Чёрного лебедя» Даррена Аронофски, а именно хоррор с элементами детектива. Твоё нутро содрогается от животного страха, потому что ты не знаешь, чего ожидать в следующую минуту. Столкновение реализма с мистическим началом доводит происходящее до немого абсурда, и к концу фильма ты подходишь в крайней форме паранойи, что и главный герой. Поэтому когда в финале градус напряжения доходит до логичного максимума, умиротворение следом не приходит, потому что кошмар продолжается.

Но от чего действительно не по себе, так это от музыки симфонических оркестров Трондхейма и Окленлда. Они настолько передают атмосферу безысходности и надвигающегося ужаса, что никаким хоррорам Джеймса Вана и не снилось. От каждой композиции хочется зажать уши руками и вжаться в кресло поглубже, потому что чувствуешь её в глубине себя так ярко и осязаемо, словно играют на твоих нервах.

«Убийство священного оленя» наглядно показывает, что как бы тщательно мы не скрывали прошлое, его призрак обязательно даст о себе знать, а за совершённые ошибки придётся отплатить той же монетой. И операторская работа Тимиоса Бакатакиса доводит это до совершенства путём применения широкоугольного объектива и расположением камеры за спиной актёра, отчего ты спиной чувствуешь, как смерть следует за тобой, шаг за шагом.

Актёрская игра – «бриллиант» этого фильма. Колин Фаррелл, Николь Кидман и Барри Кеоган играют так, что хочется зажмуриться от пугающей достоверности. Характеры персонажей раскрываются плавно, втираясь в доверие, а потом показывают истинную сущность. Если во время просмотра поймаете себя на мысли, что не хотели бы оказаться с героями в одной комнате, то Вы меня прекрасно поймёте.

Йоргос Лантимос создал не просто прекрасный во всех отношениях фильм, достойный самых высоких наград, он создал монстра, после которого Вам захочется взять больничный, чтобы прийти в себя.

9,5 из 10

Приобрести или забронировать билеты можно на сайте кинотеатра "СЛАВА".

Поделиться: