Питер, кстати, был одним из первых городов. Был еще Париж и Прага, но именно в Питере я практически жил около трех лет. И было это страшно сказать в начале девяностых. Один умный человек как-то мне сказал, что очень важно как именно ты попадаешь в город в первый раз. Я попал в «распростертые» объятия Олега Тинькова и его команды, тогда это был «Петросиб». Именно они встретили меня и поселили в чудной гостинице «Прибалтийская», ну тогда я думал, что она чудная.

Мы судим по городу не только по достопримечательностям, сервису отелей и качеству еды. Нет, мы судим по людям, которые нас окружают, тем людям, которые живут там, именно их глазами мы видим город. Еще до того, как успеваем составить о нем собственное мнение, да оно и формируется под воздействием окружающих. Мне в первый же приезд показали Питер так, что не влюбиться в него было невозможно. Дело не в Исаакиевском или в музеях, а в тех любимых, кайфовых местах и местечках, которые мы все так любим, и которые на самом деле есть в каждом городе.

Потом на протяжении лет четырех я летал в Питер по 2-3 раза в неделю. Как бы по делам, мы активно сотрудничали с Тиньковым. Но от каждой поездки я «откусывал» минимум полдня, чтобы просто погулять. Как правило, по Невскому. Как правило, по магазинам и ресторанам. Там я «сформировался» как турист, и потом многие годы, я любил просто гулять по центру городов, в которых жил или гостил. И на вопрос жены «Почему я не хожу по музеям?», который она задала, как я помню в Венеции, я отвечал так: «Мы на Сан-Марко, здесь все музей: каждый камень в мостовой, голубь и даже чашка кофе – музейные экспонаты. Вот от этого я получаю удовольствие.

Первые полгода я не понимал, отчего так много внимания питерцы уделяют мостам. Ну, разводят и разводят, что тут такого? Пока сам не попал, задержавшись по пути из аэропорта в гостиницу. Тогда понял. Мне и всю прелесть «белых ночей» удалось прочувствовать, только когда я не смог поселиться в гостинице и сотрудник, встречающий меня, приютил у себя дома. А жил он на набережной, а у меня с собой было две бутылки специально привезенного из Армении домашнего коньяка. Вез для Олега Тинькова. Не довез. И вот мы взяли коньяк, большую корзину ранеток и пошли на набережную. Где просто просидели всю ночь, преимущественно молча. Я сидел, глядел на воду, пил коньяк и думал: как же повезло людям здесь родиться и жить.

Я даже предложение своей бывшей, но любимой жене сделал в Питере. Как сейчас, помню 5 октября, в присутствии моих питерских друзей в ресторане «Старая таможня», он только открылся тогда. А уже 8 октября мы расписались в Омске. Я помню каждую минуту: как мы гуляли по городу, улыбались, пили шампанское всю ночь, а потом завтракали до 11, все в той же «Прибалтийской». Мы и кольца там пытались купить в ювелирном магазине «Маска» на Невском, но не было наших размеров, пришлось заказывать в Екатеринбурге.

Первые бизнес-успехи, первые громкие и стильные мероприятия, первые большие деньги у меня прочно связаны с Питером. Такие люди меня окружали замечательные. Был на открытие обоих мьюзик-шоков, куда Тиньков приглашал Пугачеву с Киркоровым в первый раз, а потом безумно любимую мной Жанну Агузарову. Он нас и познакомил. Олег активно пользовался хайпом, когда еще никто и слова такого не знал. При этом он никогда не был похож на представителей праздной молодежи, которых мы видим сейчас. Конечно, были все эти яхты, устрицы, шампанское. Но была и напряженная работа в круглосуточном режиме. Он всегда очень много работал и очень много заставлял работать окружающих. А они его и боялись и любили одновременно. Я до сих пор не могу разгадать этот феномен.

Как-то я гулял по Невскому и у меня взял интервью какой-то немецкий ТВ-канал. Просто как у человека, спросили, люблю ли я Петербург, что понятно, и как я отношусь к Москве, что, как мне показалось, не в тему. И я сказал, что Питер нельзя не любить, и что мне этот город нравится больше, чем Москва. Потому что Москва – это не совсем место для жизни, для меня, это место для работы, такой город-офис.

Я не изменил своего мнения и потом, после 15 лет жизни в Москве. И, несмотря на плотный график, той моей жизни, несмотря на бесконечные передвижения по Европе и миру, я всегда улучал момент, чтобы хотя бы раз в месяц слетать в Питер. Правда, я в тот период, как-то резко разлюбил «Прибалтийскую», а полюбил «Европу», но в остальном мои привычки остались те же: прогулки по городу и посещения всех мест подряд, вот просто по ходу движения. Питер – это один из немногих городов, где я могу остаться наедине с самим собой, просто думать, и мне не будет скучно.

За четверть века у меня не было разочарований, связанных с этим городом. За исключением пяти арестованных контейнеров в Выборге и здоровья, которое отняли у меня сотрудники СЗТУ (Северо-Западное таможенное управление). Но это все мелочи.

Обращаюсь ко всем жителям Петербурга и тем, кто считает себя таковыми: вам очень повезло, вы живете в лучшем месте мира, и пусть оно и остается таким, по крайней мере, то время, пока вы там живете. А я пошел собирать вещи, чувствую, пора мне лететь к вам в гости, что-то соскучился.

Фото: Слава Степанов

Поделиться: