На предварительном слушании в Омском областном суде по делу о незаконной отмене выплат компенсаций родителям, чьи дети находятся на семейном форме обучения, губернатор Омской области, привлечённый ранее в качестве заинтересованного лица со стороны ответчика (регионального Заксобрания), без разъяснения причин был исключён из числа ответчиков.

Автор обращения в суд, президент Ассоциации по защите интересов семьи «Детство. Отцовство. Материнство» Алеся Григорьева намерена оспорить данное решение. Согласно документам, именно губернатор обратился в парламент с законодательной инициативой по отмене компенсации. И именно ему законодатели предложили в первом квартале 2019 года разработать компенсаторный механизм. Однако сделано это не было.

Напомним, в Омской области компенсация за семейное образование выплачивалась с 2013 года. Её ежегодный размер составлял от 73 до 113 тыс рублей на ребёнка в зависимости от ступени обучения. Согласно последним данным, на семейном обучении в регионе находился 1341 ребёнок. Однако с 1 сентября 2019 года данная компенсация была отменена. Региональные власти сообщили, что денег в бюджете на эти цели нет. Поэтому детям предложили вернуться в школы, пообещав им и «индивидуальные образовательные маршруты», и возможность сочетать обучение в классе с самостоятельным, и вообще приложить все усилия, чтобы «семейники» смогли легко адаптироваться к «новой для них обстановке».

Родители «семейников» выступили категорически против такого предложения. В том числе потому, что принятые в законопроекте «О регулировании отношений в сфере образования на территории Омской области» поправки, согласно которым и была отменена компенсация за семейное образование, нарушили ряд конституционных статей и региональный устав в части получения бесплатного образования, а значит и их права.

В итоге иски с требованием оспорить данные поправки, принятые и подписанные губернатором Омской области Александром Бурковым, поступили сразу от нескольких родителей. Иск подала и Алеся Григорьева, которая ранее выступила и инициатором личной встречи главы региона с родителями-семейниками, на которой те попытались донести важность сохранения компенсации за семейное образование и его ценность для региона. Ведь на сегодняшний день шестилетний опыт семейного образования в Омской области остаётся по-настоящему уникальным и передовым в масштабах всей страны.

Тогда, 15 июля, встреча прошла на позитивной волне и даже вселила надежду, что региональные власти действительно попытаются разобраться в вопросе и найдут-таки в бюджете злополучные 186 млн рублей (размер компенсации семейного образования в регионе). Однако на днях был получен ответ, подписанный опять же не губернатором, а первым заместителем главы региона Валерием Бойко, который гласил буквально следующее: «В связи с отсутствием в областном бюджете средств на выплату компенсаций и дополнительных доходных источников, обеспечивающих предоставление данной дополнительной меры социальной поддержки, сохранение компенсации на территории Омской области с 1 сентября 2019 года не представляется возможным». И точка!

И вот теперь стало известно ещё и о том, что Александр Бурков был исключён без объяснения причин из числа ответчиков по делу о незаконной отмене компенсации за семейное образование в регионе.

«Бурков таким образом пытается ловко уйти от удара», говорит Алеся Григорьева. Но мириться с этим общественница не собирается. Поэтому на прошлой неделе она подала новое исковое заявление, в котором требует (с учётом отзыва собрания и протокола заседания, имеющегося в материалах дела) привлечь к участию в деле в качестве заинтересованного лица губернатора Омской области Александра Буркова, который, по её мнению, «обратился в парламент с инициативой по отмене компенсации», и которому «законодатели предложили в первом квартале 2019 года разработать компенсаторный механизм». Однако сделано это так и не было.

«Ссылка министерства образования Омской области на наличие переходного периода несостоятельна, поскольку 01.09.2019 является не датой окончания переходного периода, в течение которого лица, чьи права умалены, могут приспособиться к изменившимся условиям, а является датой начала действия законодательного акта» - говорится в исковом заявлении. И далее Григорьева призывает «обратить внимание на выступление депутата Заксобрания Игоря Зуги, который ранее указывал коллегам на недопустимость отмены меры социальной поддержки без адекватного компенсаторного механизма, на что ему было предложено чаще посещать заседания комитета».

Отменять меры социальной поддержки без адекватного компенсаторного механизма НЕДОПУСТИМО

После этого президент Ассоциации по защите интересов семьи «Детство. Отцовство. Материнство» предлагает проанализировать доказательства стороны ответа. «Министерство образования ссылается на заключение министерства финансов от 08.04.2019 и на акт и представление Контрольно-счётной палаты Омской области». При этом «министр финансов Вадим Чеченко и руководитель группы Наталья Чеченко являются супругами», сообщает Григорьева, ссылаясь на то, что данная информация является «общеизвестным фактом» и «доказыванию не подлежит». «Вместе с тем административный истец в подтверждение этого факта представляет распечатки с официальных сайтов органов государственной власти Омской области со сведениями о доходах и имуществе указанных лиц», - говорится в заявлении.

«Аффилированность лиц, особенно нахождение в брачно-семейных отношениях, в любых отраслях права является основанием сомнений и повышения стандарта доказывания, вплоть до переноса всего бремени на аффилированных лиц», - заявляет Григорьева. И далее отмечает, что «одним из принципов аудита является независимость. Этот принцип закреплён, среди прочих, и в Законе Омской области «О Контрольно-счётной палате» (статья 5). Но из содержания выступлений и отзыва министерства финансов очевидно следует резко негативная позиция относительно компенсации «семейникам». В акте и предписании аудитора Натальи Чеченко фактические обстоятельства изложены относительно верно, однако выводы не свободны от предвзятости и субъективизма, лишены последовательности и логичности. Оценочные суждения аудитора Натальи Чеченко (например, «нарушения носят системный характер» при указании одного нарушения) дают основания сомневаться в соблюдении принципа независимости внешнего государственного финансового контроля», - отмечает Алеся Григорьева.

Далее она указывает на временные несостыковки и уточняет, что «министерство финансов Омской области ссылается на соглашение между правительством Омской области и министерством финансов Российской Федерации», которое было заключено 15.02.2019, что «явно позже принятия оспариваемого закона». Поэтому «ни разработчики законопроекта, ни законодатель в период рассмотрения законопроекта не могли учитывать документ, который был создан спустя 2,5 месяца», - говорится в документе. Кроме того Григорьева указывает, что «аналогично обстоит дело и с Концепцией повышения эффективности бюджетных расходов в 2019-2024 годах, утверждённой распоряжением правительства Российской Федерации от 31.01.2019 №117-р». И добавляет, что «ни соглашение от 15.02.2019, ни Концепцию заинтересованные лица на стороне ответа в материалы дела не представили». А «в дополнениях, полученных 21.08.2019, министерство образования приводит ссылки на судебную практику Московской области», несмотря на то, что «обстоятельства дел кардинально отличаются: в тех делах сначала были приняты меры поддержки, а затем законодательство изменилось». У нас же «в рассматриваемом случае дополнительная гарантия в составе права на образование в виде компенсации вводилась с учётом всех произошедших изменений в законодательстве», что «подтверждается и выводом Верховного суда РФ по делу А.В. Григорьевой против министерства образования Омской области о том, что компенсация установлена не произвольно».

«В любом случае речь идёт не об установлении нового расходного обязательства и меры социальной поддержки, а об отказе в реализации ранее предоставленного права», - заключает общественница.

Отдельно хотелось бы получить разъяснение от прокуратуры по поводу того, насколько законно мог проводиться аудит Контрольно-счётной палатой деятельности регионального минфина, если одним из его основных принципов является независимость. Насколько законно то, что аудитор КСП является супругой министра финансов, если данный специалист должен проверять деятельность минфина и при этом быть независимым от того, кого проверяет?

Любопытно и то, что чиновники продолжают активно оперировать тем, что денег на компенсацию семейного образования в региональном бюджете нет. При этом речи об отмене тех же «золотых» пенсий чиновникам, которые так же закладываются в Кодекс о социальной защите граждан, не ведётся. Хотя суммы там явно на порядок выше, чем те самые 186 млн рублей, которые выделялись на компенсацию «семейникам» и, согласно документу, составляют «до 75% месячного вознаграждения, месячного денежного содержания» чиновника.

Важно отметить и то, что к решению вопроса о возвращении компенсации за семейное образование уже на федеральном уровне подключился депутат ГосДумы Олег Смолин. Парламентарий на днях заявил, что компенсация за семейное образование «не означает для государства дополнительных затрат, поскольку, если ребёнку даётся образование в семье, то положенный норматив финансирования просто переводится из школы». Депутат так же отметил, что соответствующие запросы уже неоднократно делались «в адрес Министерства образования и науки (сейчас Министерство просвещения)». А в данный момент готовится «специальный законопроект по этой теме», который уже включён в план работы Комитета по образованию и науки ГосДумы, и будет рассмотрен в ноябре этого года.

Компенсация за семейное образование не означает для государства дополнительных затрат, поскольку если ребёнку даётся образование в семье, то положенный норматив финансирования просто переводится из школы.

Так же Смолин отметил, что Омская область была одной из передовых в этом отношении, и пообещал «продолжать работать с федеральными и омскими властями, чтоб ускорить процесс решения этого вопроса».

И в заключении у меня главный вопрос: неужели репутация губернатора может стоить этих, ну, совсем неглобальных, 186 млн рублей, отобранных у ДЕТЕЙ? Не проще ли найти эти деньги, и реально заслуженно получить поддержку и одобрение не только жителей региона, но и хорошую галочку на федеральном уровне, где можно смело транслировать наш действительно уникальный и передовой опыт семейного образования. К чему все эти суды, недовольства и искалеченные судьбы детей, которые, поверьте, не просто так уходят из школы? Их родители требуют только то, что положено по закону. Попробуйте их услышать...

Фото: newsomsk.ru, kcspsd39.ru, omskportal.ru, golos.ua

Поделиться: