Речь о возбуждении уголовного дела против ООО «ХимПром» - предприятия, уличённого во вредных выбросах, которое бойцы СОБРа накануне взяли штурмом.

Чиновники после этого гордо отчитались: мол, покончено с одним из злейших «экологических террористов» Омска. С предприятием, которое многие годы «допускало выбросы, превышающие допустимые концентрации сероводорода, метилмеркаптана, сероуглерода и этилбензола», но, несмотря на решение суда, останавливать деятельность отказывалось. А после того, как «ХимПром» ещё и отказался пускать на свою территорию полицию и представителей минприроды, он окончательно вывел из себя самого губернатора, который на одном из заседаний облправительства потребовал «взять этот процесс на контроль» уже главного прокурора Анастаса Спиридонова. И заодно обвинил в бездействии Росприроднадзор.

«Несмотря на то, что за последний месяц установлено уже второе предприятие, злостно загрязняющее воздух в Омске, адекватной реакции от надзорных органов в отношении нарушителей до сих пор не последовало», - заявил тогда Александр Бурков и попытался узнать, в чём причина у и. о. замначальника Департамента Росприроднадзора по СФО Игоря Костюкова.

«Вам 6 июля региональным минприроды переданы протоколы и результаты исследований по ООО «Астра», а ответа нет. По вашему представлению вынесено решение суда о приостановке деятельности «ХимПрома», так почему там осуществляется химическое производство? Это — ваши функции, ваша обязанность. Никакой не последовало реакции. От вашей работы зависит жизнь и здоровье омичей, — заявил возмущённый губернатор и потребовал немедленно «остановить экологический терроризм против омичей», заявив, что «в погоне за деньгами люди потеряли и совесть, и честь».

Губернатора тогда поддержал и замминистра природных ресурсов и экологии региона Александр Матненко, который так же потребовал доводить принятые меры до конца.

«Некоторые предприятия ищут лазейки, как уйти уже от исполнения принятых решений и всеми возможными юридическими, физическими заборами отгородиться от контролирующих органов. Губернатором эта ситуация признана недопустимой, и самый строжайший спрос за это будет», сказал Мотненко. А ещё добавил, что работать надо «по совести», а «не гонять бумаги туда-сюда». Работать «не жалея себя» и круглосуточно «посвящать себя охране здоровья омичей».

Работать надо «по совести», а «не гонять бумаги туда-сюда»

В общем, мужик сказал, мужики сделали! Буквально через пару дней бойцы СОБРа штурмом взяли непокорный «ХимПром», и чиновники поспешили успокоить омичей, что те, наконец, могут вздохнуть полной грудью!

Победная эйфория продлилась, правда, недолго. У начавших дышать полной грудью омичей не успел сработать даже эффект плацебо. В итоге соцсети вновь утонули в недовольстве горожан: мол, если «ХимПром» взяли, кто нас опять тогда травит?

В очередной попытке спасти ситуацию, чиновники было ринулись оправдываться нависшим над городом смогом от бушующих в соседних регионах пожаров. Но и это омичи не приняли. В итоге Александру Матненко пришлось-таки обратиться к ревущей и страдающей головными болями и диареей толпе, чтобы открыто признаться, что сделать чиновники по факту ничего не могут.

Хотя нет, какие чиновники! Дело, вовсе не в них, а, как сказал г-н Мотненко, исключительно «в таком городе, как Омск», в котором «полностью исключить наличие в воздухе запахов при неблагоприятных погодных условиях» НЕВОЗМОЖНО. Поэтому привыкайте, дорогие мои, к такому «фону»! И не рыдайте своими разбухшими от химии глазами и носами. А лучше порадуйтесь вместе с нами и возгордитесь нами! Ведь мы всё же добились того, что полиция возбудила уголовное дело по факту выбросов на ООО «ХимПром».

В таком городе, как Омск полностью исключить наличие в воздухе запахов при неблагоприятных погодных условиях НЕВОЗМОЖНО. Поэтому к такому «фону» нужно привыкать!

«Дел по 251 статье УК РФ («Загрязнение атмосферы») считанные единицы. До суда за последний год дошло только одно дело в Кемеровской области по свалке, но это совсем другая ситуация. То, что сделано в данном случае – результат принципиального уровня, – отчитался агентству «Интерфакс» г-н Матненко. А ещё заявил, что несколько лет назад, оказывается, такое было немыслимо! И сделал вывод, что данная история – это ни больше, ни меньше, а целый «сигнал, что мы находимся в состоянии бескомпромиссной борьбы».

Прокомментировать итоги этой «бескомпромиссной борьбы» мы попросили известного эколога, профессора ОмГУПС Сергея Костарева.

![](https://glager.ru/storage/app/media/1/bk_info_orig_12959.jpg)

– Сергей Владимирович, «ХимПром» взяли, а вонь продолжается. Что вы думаете по этому поводу?

– Скажу, что очень сомневаюсь, что выбросы снизились из-за того, что, якобы, подействовали на два каких-то мелких предприятия. У нас таких десятки, если не сотни. Мы ведь все понимаем, что предприятия по степени влияния на экологию бывают разные. Есть первой и второй категории – те, что оказывают максимальное влияние на окружающую среду. Есть более мелкие, которые влияют на экологию меньше. Это предприятия третьей и четвертой категории. А из той информации, которую нам транслируют ответственные структуры, непонятно, к какой вообще категории относятся тот же «ХимПром» или «Астра». Я не исключаю, что они вредные. Но очень сомневаюсь, что они могут так сильно влиять на Омск. Возможно те, кто живёт рядом, мог почуять запах канифоли и других химических соединений. Но так, чтобы вонь от «Астры» или «Химпрома» чувствовали в Кировском округе, в Амуре, или в Октябрьском округе – это исключено.

Из той информации, которую нам транслируют ответственные структуры, непонятно, к какой вообще категории относятся тот же «ХимПром» или «Астра». Я не исключаю, что они вредные. Но очень сомневаюсь, что они могут так сильно влиять на Омск

Поэтому, честно, я просто не понимаю, как можно было хвастаться тем, что удалось закрыть некое предприятие, которое два года нас травило. Что мешало закрыть его раньше? Особенно, если учесть, что находится оно, как я понимаю, в ведении регионального минприроды, что, кстати, прямо указывает на то, что «ХимПром» не относится в первой и второй категории предприятий, которые регулируются Росприроднадзором, где федеральный уровень отчётности и наблюдения.

Честно говоря, я вообще не понял, к чему был этот цирк с конями? По моим ощущениям, штурм «ХимПрома» бойцами СОБРа был устроен исключительно для отвода глаз или чистого пиара. Просто нашли крайнего! Со штурмом его взяли! А почему нельзя было просто прийти и арестовать? Это очень странно выглядит в отношении мелкого предприятия. Я понимаю, если бы вооруженные бойцы окружили, к примеру, «Нефтезавод» или «Полиом» - тогда да, это были бы соизмеримые силы. А здесь чистой воды пиар. И то, что на следующий день опять завоняло – явное тому подтверждение. Да и вообще, говорить о победе и приводить в качестве примера победу над двумя маленькими предприятиями - это откровенный абсурд.

– В одном из интервью региональный министр экологии Илья Лобов сказал, что в рамках федерального проекта «Чистый воздух», Омск получит возможность измерять уровень загрязнения воздуха по новой методике: с учётом всех веществ, которые попадают в атмосферу. Это поможет как-то изменить ситуацию?

– Я всегда говорил: прежде, чем запрещать или разрешать предприятиям те или иные выбросы, нужно знать ОБЩЕЕ фоновое загрязнение атмосферы, а не то, как на неё влияет конкретное предприятие. Вот и сейчас в рамках той самой программы нацпроекта «Экология», куда Омск попал вместе с 11 другими самыми грязными городами страны, всё же принято решение исследовать текущее состояние атмосферы. Эксперимент этот неудачно назвали квотированием выбросов, но он как раз и подразумевает натурное измерение загрязнение воздуха без привязки к конкретному предприятию. Но, проблема вся в том, что у нас в городе, в том числе и благодаря «хорошей» работе гидрометцентра, фоновое загрязнение атмосферы сейчас по бумагам и отчётам очень низкое. Хотя это чистой воды фальсификация. И не только потому, что у нас нет тех же постов в нужном количестве или регламент наблюдений не соблюдается. Основной проблемой остаётся то, что у нас неправильно рассчитываются выбросы автотранспорта.

У нас в городе, в том числе и благодаря «хорошей» работе гидрометцентра, фоновое загрязнение атмосферы сейчас по бумагам и отчётам очень низкое. Хотя это чистой воды фальсификация.

Я неоднократно обращался с этим вопросом, в том числе и к министру Лобову, но каждый раз оставался без ответа. Но мне вот непонятно, почему в Омске выбросы автотранспорта сегодня фиксируются такие же, как в 1996 году, но в три раза меньше, чем в 1999? Кто это может объяснить? Мне даже коллеги из других городов постоянно говорят, что в Омске эти показатели занижены, как минимум, в два раза. Откуда берутся эти цифры? И почему министр Лобов не раскрывает методику расчёта? Видимо потому, что в основу там берётся, как я понимаю, фактическое количество автотранспорта. И то не всего, а только отдельных его видов. Иначе я просто не могу объяснить, откуда в отчётах может взяться такой маленький уровень выбросов. Так что, если выбросы от автотранспорта продолжат учитывать по существующей странной и не отражающей истинную картину методике, ничего мы не победим. Потому что кто бы что не говорил, но влияние химического запаха - оно, конечно, существенное и откуда оно приходит – немаловажный вопрос, но оценить общее загрязнение атмосферы, в том числе за счёт автотранспорта и печного отопления (а в частном секторе у нас используется низкокачественное топливо), важно в первую очередь.

Почему в Омске выбросы автотранспорта сегодня фиксируются такие же, как в 1996 году, но в три раза меньше, чем в 1999? Кто это может объяснить? Мне даже коллеги из других городов постоянно говорят, что в Омске эти показатели занижены, как минимум, в два раза. Откуда берутся эти цифры? И почему министр Лобов не раскрывает методику расчёта?

– А в чём проблема использовать методики, которые применяются в других городах?

– Это отдельный вопрос. Но я могу и сейчас озвучить самый надежный и максимально объективный метод учёта выбросов от автотранспорта: по объёму использованного городом топлива. Иными словами: считать не наличие транспорта, а то, сколько он наездил. Это по крайней мере позволит с минимальной погрешностью посчитать реальные объёмы выбросов от транспортных средств.

– И всё же, не теряющий на протяжении многих лет вопрос: кто нас всё-таки травит, по вашему мнению?

– Я считаю, что сильные химические запахи связаны с какими-то новыми технологическими установками и процессами. Потому что отлаженные процессы – они, как правило, соответствуют нормам. У нас какая ни какая, но культура производства существует. И постепенное налаживание технологий в итоге всё равно приводит к снижению выбросов до уровня разрешённых. Но при этом не стоит забывать, что есть период настройки или ввода новой технологии, когда даже контролирующие органы ещё не знают, что это за технология и какие вещества она выбрасывает. Поэтому к моменту получения разрешения на выбросы может пройти определённое время. В это время мы как раз и можем чувствовать химическую вонь.

– Я так понимаю, речь о крупных предприятиях?

– Конечно. Мы же понимаем, что какая-нибудь «Астра» максимум, что может - поставить новую канифольную установку. Потому речь исключительно о крупных предприятиях, которые постоянно внедряют новые технологии. И эти технологии на стадии отладки всегда оказывают бОльшее влияние на атмосферу, чем тогда, когда они переходят в нормальный режим работы.

– По вашим ощущениям, в Омске за последние три года хоть что-то изменилось в лучшую сторону в плане экологии?

– Субъективно улучшений я не наблюдаю. Но мы же понимаем, что человеческий организм, он пороговый. И, если порог выбросов превышает комфортное состояние, нам не важно, три тонны золы попало в воздух или две с половиной. Это по отчётам может быть лучше или хуже. А для человека очень плохо или очень-очень-очень плохо, это всё равно одинаково плохо. Поэтому для меня нет однозначного ответа: стало за последние три года лучше и легче дышать, или нет.

Фото: gtrk-omsk.ru, 55.мвд.рф, bykvu.com, 66.rodina.news, omskzdes.ru, bk55.ru, ecobloger.ru,

Поделиться: